В этой статье я постарался собрать все, что знаю о Терри Муре. В попытке сохранить обзорный формат, я все же иногда ухожу в личные ощущения, потому что невозможно безэмоционально рассказывать о столь эмоциональных комиксах. Для вашего и своего удобства я разбил статью на 4 части, что мне показалось логичным. Жизнь Мура до его ключевой работы Strangers in Paradise, работа над нею и жизнь/творчество после; ну и 4-я часть о том, в каком виде все это можно собрать и почитать, разумеется. Попутно анализируя эволюцию творчества Мура, прочитав все его проекты, несколько десятков интервью и даже его лекционную книгу по рисованию комиксов, я постарался линейно пересказать все, что вы можете найти о нем в интернете или литературе. Все это и минимум спойлеров, конечно. Надеюсь, вы останетесь довольны.


The Life & Times of Terry Moore


Начало творческого пути

Терри Мур собственной персоной.

Рисованием Терри занимался с 8 лет и уже тогда называл это характерным словом “cartooning”. Сам же Терри по привычке чаще называет себя картунистом нежели, например, “сторителлером” в основном из-за рутинности и специфики своего подхода к работе. А еще потому что вдохновение он черпает главным образом из стрипов: Peanuts, Calvin & Hobbes и, как ни странно, Cyanide & Happiness, среди прочих.

На ранних этапах своей карьеры, рисуя именно короткие стрипы, Терри уже начал привыкать к рисунку по настроению на ежедневной основе, однако позже навыки работы в других сферах деятельности вкупе с концепцией его комиксов выработали для него четкую схему и стиль работы.

Искрометность диалогов, за которую многие так любят Мура, во многом связана с его работой радио-редактором и написанием песен. Сам Мур говорит: “Я написал сотни песен и все это сводится к тому, каким образом сказать как можно больше наименьшим количеством слов”. Именно этот посыл и прослеживается в письме Терри, причем при минимально возможном количестве речи, Мур старается всегда придавать своим диалогам символизм, наполнять его шутками и всевозможными отсылками, все делая максимально глубоко и продуманно. Впрочем, и огромных полотен текста в виде экспериментальной прозы посреди выпусков комикса Терри тоже никогда не чурался.

Еще одна профессия, повлиявшая на его навыки как комиксиста – монтажер видео. Во многом схоже с его музыкальной карьерой, данная профессия требует переработки огромного объема информации для получения некоей выдержки, которая может и вовсе насчитывать 30 секунд готовой работы.

Характер написания Муром диалогов повлиял и на визуализацию его работ. Рисуя в основном с утра до ночи Терри имеет весьма импровизационный стиль написания диалогов прямо в процессе рисования. Когда Мур писал подробные сценарии, часто ему приходилось выкидывать их посреди рисования выпуска, поскольку его персонажи устами Терри придумывали лучшие ответы, или лучшие реакции, нежели предполагал изначальный сценарий. Это подразумевало столь значительные правки, что порой сценарий банально отправлялся в мусорку. Поэтому ныне Терри чаще заранее продумывает какие-то важные ключевые события, но не пишет традиционных подробных сценариев, никогда не зная как именно персонажи попадут в то или иное место.

Именно в таком ключе Терри Мур и создает свои комиксы, рисуя по одной странице в день каждый день уже несколько десятилетий, и выпуская по 1 номеру в 6 недель. От этого графика он едва ли когда-либо отклонялся.

Будучи подростком в конце 60х – начале 70х годов, Терри Мур, интересовавшийся комиксами еще со времен младшей школы, регулярно покупал свежие выпуски и старался их копировать вместе с другими друзьями – начинающими художниками. Учитывая какую стезю Терри выберет для своей карьеры в дальнейшем, несложно догадаться, что независимые работы и так называемое движение underground comix быстро привлекли внимание автора и уже в возрасте 13 лет (1967 год) Мур начал двигаться в сторону более странных авторских комиксов.

Особенно занимательным юному Терри казалось то, как многие стрипы и комиксы из журналов вроде MAD или National Lampoon передавали более приземленные и жизненные эмоции и ситуации. В своих интервью Терри не раз упоминает, что был довольно агрессивным подростком, как это часто бывает в этом возрасте, и подобный эскапизм и возможность “изгонять” свой гнев в подобного рода рисованные истории через неких аватаров была ему дюже интересна. Впрочем, тема человеческих отношений занимала его с детства, даже в самом раннем возрасте он чаще рисовал не супергероев или экшн-сцены, а любовные диалоги и рассуждения. В своих школьных рисунках он ставил главной целью смешить друзей, что ему частенько удавалось.

Стрип Trots & Bonnie из National Lampoon – одна из работ, которые Мур особенно в качестве примеров веселых подростковых комиксов того времени.

Но не все было радужно на пути Мура к профессии комиксиста. В возрасте примерно 20 лет Терри прочел легендарный сюжет “Ночь, когда умерла Гвен Стейси” в The Amazing Spider-Man #121; в порыве гнева он выбросил комикс в окно, туда же вылетел и интерес Терри к дальнейшему чтению комиксов (он, кстати, до сих пор злится). Сам Терри иронизируя говорит: “я скорбил по Гвен около 10 лет, но потом вернулся в комиксы; если подумать, то это похоже на историю про Феникса”.

Позже, твердо решив делать комиксы, Мур сразу откинул идею периодических журналов, того, что в США называется именно “comic book”, т.е. «журналы комиксов». Главной причиной Терри называет свою изначальную любовь к 1-2 страничным историям, а также технические ограничения. «Когда я смотрел на журналы комиксов и видел Нила Адамса, Джима Ли, Уилла Айснера, то думал: “я не могу так рисовать”. Это все равно, что смотреть на изобразительное искусства США и пытаться представить как можно повторить работы Монтгомери Флэгга или Говарда Чандлера Кристи. Я не соотносил себя с этим».

Тем не менее, Мур был убежден в том, что его чувство юмора поможет ему сделать хороший комикс даже в формате журнала, нужны лишь подходящие персонажи. На поиск этих самых персонажей и идей для комикса он потратил 5 лет уже взрослой жизни… и все безрезультатно. Перебирая свои и чужие идеи раз за разом, Мур находил лишь клише на клише, повтор за повтором. И вот, отчаявшись, он внезапно понял, что серьезной проблемой для него было “фанбойство”. Он безумно любил комиксы Билла Уоттерсона (Кэльвин и Хоббс) и Беркли Бреседа (Bloom County) и считал этих авторов своими кумирами. Когда же он узнал, что оба автора терпеть не могут как прочие комиксы, так и других комиксистов, в его мозгу что-то щелкнуло и он понял, что надо делать.

Именно в это время Мур открыл для себя комиксы уже под другим углом, однако началось все с проблем с чтением у его сына. Как известно, в США комиксы исконно выполняли и обучающую функцию (из-за высокого уровня дислексии и необразованности населения США), поэтому выбор куда пойти был очевиден. Покупая комиксы для сына, Терри открыл для себя более современные на тот момент независимые издания, являющиеся, кроме того, самиздатом. На примере Cerebus Мур понял, что необязательно забивать все пространство комикса скачущим сеттингом и панелями, ведь Дэйв Сим в своем комиксе мог показывать всего 1-2 сцены за номер, растягивая ее на 20 страниц. Мур подумал: “черт, так ведь и я так могу; запросто могу поместить в комнату девушку с сигаретой и придумать, чем ей заниматься еще 20 страниц”. Поспешив домой, Терри разложил удачные и слишком “плагиатные” работы в две стопки. Поняв, что в первой стопке все истории, так или иначе, пересекаются с несколькими персонажами он попробовал рисовать их в одной комнате. Ну а дальше все пошло само собой, подобно потоку идей. Так на свет родились Качу, Франсин и Дэвид, ключевые персонажи главного эпика Терри Мура Strangers in Paradise.

Поворотный момент для меня настал, когда я перестал думать о персонажах и начал думать о людях.

Ранние работы

Перед тем, как переходить к основному творчеству Мура, нужно, понимать, что он делал кроме него.

Одной из наиболее интересных независимых совместных работ стало иллюстрирование фрагментов песенника другого Мура, калибром крупнее. Да-да, того самого, – Алана. Изначально иллюстрации Терри вышли в рамках поросшей ныне мхом черно-белой антологии Negative Burn, издательства Caliber Press под редактурой Джо Прютта (Joe Pruett). В частности, для Negative Burn #13 (1994) Терри сделал небольшую историю в рамках своей серии Strangers in Paradise. Сама антология была крайне известна, хоть и в узком кругу, в первую очередь, многожанровостью и абсолютно непредсказуемыми авторскими составами, позволяющими “старикам” работать бок-о-бок с набирающими популярность авторами, а то и вовсе с новичками. Собственно, встреча Алана и Терри как раз и относится к такого рода издательским экспериментам.

Позже, в 1998 году страницы Терри были перепечатаны в полном 60-страничном песеннике Алана Мура Alan Moore’s Songbook, наряду с такими комиксистами и иллюстраторами как Дэйв Гиббонс, Артур Адамс, Майкл Гейдос и др.

В 2005 Image Comics также опубликовали работы Терри Мура, но уже в рамках нового издания Negative Burn Very Best From 1993-1998 TPB, в формате “лучших” публикаций из антологии Negative Burn, которая, к слову, на момент закрытия в 1998 насчитывала 50 номеров, что для того времени можно назвать значительным достижением для издателя, учитывая сам формат. К слову, обратите внимание на антологию, список ее авторов внушает трепет.

Страница DC First: Batgirl/Joker #1, который Терри рисовал вместе с Биллом Сенкевичем, отвечая за флешбек-часть.

С мейнстримом у Терри были неплохие отношения. Еще в начале своего пути Мур неоднократно отправлял питчи (т.е. заявки) в DC Comics, предлагая концепты для работы над сольной серией про Супергел. Он хотел развивать персонажа, дав ей свой город, работу, окружение и жизненные нюансы, приподняв ее статус выше очередного сайдкика «большого» супергероя. По словам Мура, в “сайдкиковости” Кары не было никакого смысла, ведь она едва ли уступает Супермену в силе; он хотел переосмыслить персонажа для нового поколения подобно Фрэнку Миллеру, перевоплотившему образ Бэтмена в тот образ, что мы имеем и по сей день. Увы, тогдашней редакции DC это было неинтересно, но с ними он еще поработает в дальнейшем.

На рубеже миллениума Терри Мур успел поработать с несколькими крупными издателями, еще до железно закрепившегося за ним статуса независимого комиксиста. Любопытно, что в целях экономии сил (приоритетом для него всегда была серия Strangers in Paradise) Мур занимался сценариями, а не рисунком, хотя и с последними были исключения. Например, Star Wars Tales #5 (2000 г.) рисовал Терри, однако инкером выступал небезызвестный уже тогда P. Craig Russell. Интересно, что в одном из своих интервью Терри позитивно отзывается о такой коллаборации, во многом именно из-за той самой нехватки времени.

Касательно других работ Мура разительно выделяется Marvel, по крайней мере, количественно. Так для них он написал и нарисовал Ultimate Marvel Team-up #14, который даже выходил в России в эпоху ИДК, написал Runaways vol.3 #1-9 и Spider-Man Loves Mary Jane vol. 2 (здесь он делал и обложки), а также поучаствовал в любопытной антологии-сиквеле Strange Tales II (Мур публиковался в 3-ем выпуске).

Прочие работы Мура для сторонних издателей по сути крайне немногочисленны. Для DC* он написал Birds of Prey #47-49, проиллюстрированные Амандой Коннер, для Dark Horse написал неканонный ван-шот Buffy the Vampire Slayer: Willow and Tara, тепло принятый фанатами франшизы. А еще он успел отметиться в Treehouse of Horror #12, популярной антологии ужастиков по мотивам мультсериала “Симпсоны”.

*FLASH-FACT, дорогой читатель. Однажды Терри Мур даже пытался объяснить Марку Уэйду, писавшему The Flash на рубеже тысячелетий, “почему и как серия может работать”, но тот пошел по своему пути, который как мы знаем, привел к созданию одного из лучших комиксов DC про алого спидстера. Отмечу также, что Марк является ярым поклонником Мура и по сей день.

Были и другие работы, как, к примеру, история Спящей Красавицы для Fables #107, или разного рода “дикости” для Image в 90-х вроде внезапных спешлов Darkness, Lady Supreme Роба Лифилда или Gen 13: Bootleg и др., доскональное упоминание которых едва ли необходимо в рамках данной статьи.

Главное, что подарила Терри работа на большую двойку – вдохновение от работы с редакторами и руководством издательств. По словам Мура феноменальная отдача для каждого выпуска заряжала его небывалым позитивом, и сама по себе дарила новый опыт. Особое удовольствие ему приносила работа над Spider-Man Loves Mary Jane, во многом потому что в комиксе отображалась любимая эпоха его детства во вселенной Человека-Паука (т.е. до смерти Гвен Стейси).

Примеры работ Мура на других издателей (названия и номера видны при наведении).


Strangers in Paradise


Что такое Strangers in Paradise?

Итак, перед тем как углубляться в историю и нюансы, я бы хотел рассказать кратко о том, что же из себя представляет Strangers in Paradise.

Strangers in Paradise – это в сердце своем драматическая история о любви и вере, в обертке из криминального триллера и романтической комедии. Звучит сложно, но на самом деле это не так.

Основными протагонистами истории выступают Франсин Питерс и Катина Чувански (или просто Качу/Чуи), давние подруги со школы. Качу недавно возвращается в город после нескольких лет отсутствия и теперь живет вместе со своей подругой. На момент начала истории Качу влюблена во Франсин, а Франсин тем временем мечтает однажды выйти замуж и нарожать детей. Добавив в микс парня по имени Дэвид*, чтобы превратить неоднозначные отношения в абсолютно запутанные, Мур создал еще более неординарный любовный треугольник, вокруг которого на деле крутится вся история, при этом сам конфликт затрагивая не так часто и монотонно как могло бы показаться.

Постепенно в истории появляются новые персонажи, прошлое Качу вовлекает ее в криминальный заговор федерального и мирового масштаба. Герои растут, развиваются, теряют и находят друг друга вновь и вновь. Мур втискивает на страницы комикса стихи, прозу, стрипы, попутно на протяжении 15 лет разрабатывая сразу несколько стилей рисунка, и даже играет с читателем, дразня его четвертыми стенами.

Strangers in Paradise – монументальная работа в мире комиксов, читать которую никто не обязан, но обязан знать о ее существовании и с существованием этим считаться.

Мы живем на райской планете, полной прекрасных мужчин и женщин, и мы понятия не имеем как вести себя и наслаждаться этим миром. Мы – незнакомцы в раю.

Paradise Too

История рождения ключевой работы Терри Мура началась задолго до публикации 1-го выпуска в январе 1993. В то время Мур делал стрипы в их классическом формате “шутки дня”, вроде Peanuts Чарльза Шульца или Calvin & Hobbes Билла Уотерсона. Персонажи и ситуации из этих стрипов были самыми различными и среди них были, в том числе, и зачатки того, что Мур будет развивать в SiP, в том числе целые прообразы персонажей.

К счастью будущих фанатов, Терри довольно быстро подустал от ежедневного формата и захотел делать сериализированную историю в более традиционном для современных комиксов виде.

Позже все эти наработки и ранние комиксы были выпущены Муром в виде 14 синглов-компиляций. К сожалению, после выхода двух сборников в мягком переплете, два выпуска все еще были не опубликованы в книжном формате, и эту ситуацию Терри исправил в 2010 году, выпустив Complete Paradise Too TPB. Там же нашлось место еще и ранее не выходившему материалу, а также бонусным стрипам SiP, ранее публиковавшимся в репринтах комикса. Поэтому, если вы хотите окунуться в корни всего творчества Терри Мура, и в частности Strangers in Paradise, то данное издание является самым оптимальным способом.

В сборнике набросков, стрипов и комиксов отчетливо считываются прообразы не только главных героев SiP, но и персонажей вроде Либби или Майка из Motor Girl.

Sip-факт. Львиная доля тиража 3-его номера оригинальной серии ушла в печать с неверным разрешением обложки (dpi 72 вместо 300), результат – пикселизированная обложка почти у всех экземпляров.

Strangers in Paradise (vol.1) (1993-1994)

Первый выпуск Strangers in Paradise вышел в 1993 году под крышей Antarctic Press, издательства, специализирующегося на выпуске так называемой “америманги”, т.е. манги, сделанной в США. Точнее говоря, то был 1-й выпуск мини-серии из 3 номеров.  Позже лимитка стала считаться именно 1-ым томом SiP.

Ключевой особенностью, отделяющей эту серию от всех прочих историй в цикле SiP является ее сырой, но очень живой и, – если позволите, – «мультяшный» характер. Рисунок Терри еще не до конца сформировался, нет экспериментов со стилями и подачей и даже откровенно сексуальные сцены Терри рисует с присущей ему утрированностью. Это отражается и на основном сюжете комикса: настроение здесь скорее романтическое и позитивное, даже в самых драматичных сценах. Сложные мотивы еще не представлены, все выглядит просто, красиво, интересно и весело. Основная история крутится вокруг Франсин* и ее никчемного бойфренда Фредди Фемура, который в будущем будет играть весьма важную роль в развитии комикса.

*SiP-факт: забавно, но Терри сначала думал, будто бы он пишет историю о Франсин и ее взбалмошной соседке, но в итоге все вышло наоборот, хотя Франсин так и осталась нексусом истории; подобно матери, как нексусу семьи, Франсин объединяет персонажей, притягивая их к себе, даже не являясь самым динамичным персонажем истории.

Комедийный аспект серии здесь влияет и на темп истории и ее структуру. При довольно широком охвате эмоций и истории персонажей, – от юморных флешбеков со школы до сложных любовных линий, – чувствуется небывалая динамика в истории, возможно, даже небольшое ее форсирование, идущее комиксу на пользу. Сама скорость повествования здесь сливается с динамикой рисунка, и хотя оригинальная мини-серия имеет совсем другой вид, нежели дальнейшие истории, это не делает ее хуже, а именно выделяет как нечто отчасти обособленное, и даже по-своему законченное внутри огромного цикла.

Говоря о рисунке, стоит заметить, что существует также первый черновой вариант первого номера. Сам Терри лишний раз не любит его демонстрировать, хотя его и уговаривали на публикации в переизданиях, причем успешно (в частности, комикс можно найти в SiP Treasury или Gallery Edition).

Слева направо: Набросок образа Качу, ранний набросок одной из финальных сцен комикса, первый скетч идеи SiP, страница из финального варианта комикса с теми же персонажами.

Strangers in Paradise (vol.2) (1994-1996)

Терри и Робин Мур. 2007 Toronto Comic Con.

После опыта публикации первого тома, Терри Мур открывает свое издательство Abstract Studios, расположенное в родном городе Хьюстоне (штат Техас). В качестве редактора, что не ново, у него работает его жена Робин Мур. К слову, в какой-то момент, до твердого решения издаваться самостоятельно, Терри почти заманили в Dark Horse, но практически сами же и отговорили.

Второй том состоит из 14 выпусков физически, но по факту основной комикс публиковался до 13 номера, а второй том закончился частью сквозной и мультиформатной истории Molly & Poo, о которой я расскажу отдельно далее.

Итак, чем примечателен второй том? Именно здесь Мур вовсю начинает выдавать пик своих возможностей в проработке рисунка и растет как рассказчик. В комиксах появляются вставки с прозой и стихами, и они не просто служат дополнениями комикса, а являются интегрированной его частью. Также меняется и сама история. Теперь перед нами уже не романтическая комедия, а настоящая драма, свой “картунистский” шарм, тем не менее, не теряющая.

Здесь же глубже раскрывается Качу и ее прошлое, а также как с ним связан Дэвид. Изначально Качу не была продумана до конца как персонаж в мини-серии. Мур хотел сделать плохую девчонку с добрым сердцем и столкнуть ее лбами с типажом “нянечки”, чью роль исполнила Франсин. Но по истечению времени, когда он начал писать второй том, ему пришлось добавлять прошлое, чтобы оправдать статус Качу. Он начал раскрывать, что же произошло в ту пару лет, когда Качу не было рядом, от кого она прячется, почему и т.д.

Дэвид теперь перестает быть катализатором чужих эмоций, превращаясь из персонажа 2 плана в полноценного участника основной истории. Между тем появляется и криминальный аспект, причем вводится он плавно, но дерзко и завораживающе. Общее настроение дальнейшего характера комикса задается именно здесь, однако, по мнению многих читателей, именно эти истории являются слишком “сопливыми” и местами автор, возможно, перебарщивает с утрированием в отображении женских персонажей, хотя юмор и ирония опытному читателю в определенных местах становятся вполне очевидны.

Ниже вы можете увидеть открывающую страницу второго тома с титульным стихотворением. Терри в одном из интервью говорит, что музыка для него имеет огромное значение и в тишине он не работает. Его музыкальные вкусы довольно разнообразны ввиду собственного написания поэзии и нот («главное, чтобы речь не шла о белых, читающих рэп»). Раз уж речь зашла о музыке, – в ретроспективе конкретно к этому развороту по мнению Мура подходит композиция Strangers in Paradise (мюзикл «Кисмет») в исполнении Тони Бенетта. Терри отшучивается, мол «за такой банальный выбор должно быть стыдно, но на самом деле нет, ведь к визуалу она подходит идеально», хотя при создании этого разворота песня, разумеется, не «участвовала».

Впрочем, придавать большое значение редкой критике со стороны читателей здесь не стоит. Именно в этот период Мур получает премию Айснера 1996 года в категории “лучшая сериализированная история” за сюжетную арку I Dream Of You из Strangers in Paradise #1-8 (1-9, если считать эпилог). Поэтическая форма нарратива, сложное повествование и глубокий драматичный рисунок сделали второй том серии самым важным с точки зрения продвижения серии и понимания его жанровой сути. Перед читателем предстала криминальная драма с элементами комедии, обрамленная любовной историей. Именно таким комикс и останется до конца, постепенно откинув все спорные моменты и расставив драму и юмор в подобающие им места и пропорции.

Ниже вы можете увидеть примерный спектр того над чем экспериментирует Мур в плане леттеринга и подачи нарратива (и все это он будет развивать и дальше, но без фанатизма). Иллюстрированная «книжная» проза, диалоги в формате пьесы с параллельными иллюстрациями по краям, статичный фрагмент иллюстрации с описанием поперек нее сцены целиком, абсолютно случайная сцена с чтением мыслей читателем ради одной шутки, сквозные для арка стихи и ноты (вынесенные также в отдельное дополнение в том же номере). Здесь же мы впервые видим столь любимые Муром сцены сновидений, как в форме мультиков, так и кошмаров. Последние уже здесь закладывают контекст для развития истории Дэвида, хотя читателю он в любом случае при первом прочтении будет непонятен.

Strangers in Paradise (vol.3) (1996-2007)

Переехав в Homage Comics (подразделение Wildstorm, импринта Image), “Незнакомцы” обрели цвет, но всего на 5 выпусков, а после 8 номера и вовсе вернулись в родное Abstract Studios, где остаются и по сей день, как и все прочие работы Мура в рамках личных авторских серий. Третий том прожил 90 номеров и был успешно завершен в 2007 году.

Помимо вышеупомянутой покраски, пребывание в Image отразилось на серии незначительно, хотя отдельные элементы стоит упомянуть: вроде вариантных обложек (одна из которых стоит ныне довольно дорого) или пятистраничного сновидения Франсин, нарисованного, – ни много ни мало, – тем самым Джимом Ли. Эта сцена, к слову, и открывает 3й том.

В том, что касается самого искусства сторителлинга, Мур редко испытывает проседания в качестве истории. Да, здесь однозначно есть свои пиковые моменты, равно как и моменты триумфальные для комиксиста, но есть и спорные решения, неуверенность в заданном курсе. Впрочем, закончилось все хорошо, а держать планку 107 номеров подряд довольно сложно для любого автора. Нюансов и разнообразия здесь очень много.

Третий том намного более “разряжен”, нежели первые два. За 90 выпусков Мур раскрывает прошлое персонажей, развивает их и постоянно сталкивает с, казалось бы, непреодолимыми препятствиями. Интересно, что у комикса теперь есть несколько основных сюжетных линий. Да, в центре у нас по-прежнему странный любовный треугольник и драма, но криминальный аспект истории порой заслоняет собой эти тематики на целые арки, при этом комикс остается столь же увлекательным и волнительным. Мур превосходно играет как с эмоциями читателями, так и с темпом своих историй, маневрируя между реальностью и эфемерностью, юмором и драмой, статикой и динамикой.

Первая четверть посвящена прямому продолжению второго тома и закрывает сюжетную линию Дарси Паркер, основного антагониста комикса. В целом, отголоски действий Дарси преследуют героев до конца тома, но не только в негативном ключе. Вся история и даже другие комиксы Терри связаны с организацией незатейливо названной “Darcy Girls”, по сути, занимающейся шпионажем с дальнейшим шантажом под видом эскорт услуг; даже не читавшим комикс легко понять, что возможностей для развития здесь очень много (к слову, сериал с одной лишь этой идеей уже рассматривается студиями).

В целом историю почти невозможно читать дробно, а читать все залпом с др. стороны очень сложно физически из-за ее объема. Однако повторюсь: нельзя не заметить, что диалоги и монологи Терри можно однозначно считать одними из лучших в индустрии. Переходы из прозы в комикс, из комикса в стихи с иллюстрациями и снова в комикс в одном номере, – от легкости маневров нарративными инструментами из арсенала Терри на страницах SiP просто захватывает дух.

«Если персонажи читают книги, вы должны иметь возможность смотреть им через плечо. Если они слышат музыку, вы тоже должны ее слышать. Это делает выдуманный мир более реальным, и этого мы и хотим, не так ли? Жить там вместе с ними».

Отношение Франсин/Качу/Дэвида на протяжении 90 номеров становятся более напряженными. Качу не может сбежать от прошлого, Франсин боится принять будущее, а Дэвид… Дэвид знает, чего хочет, но все еще ищет свое место в истории. Удивительным покажется тот факт, что главные герои более 1/3 комикса не оказываются где-либо втроем, да и между собой контактируют далеко не каждый выпуск.

Гриффин Сильвер – аватар Терри Мура, поп-музыкант из комикса Strangers in Paradise.

Главным противоречием этого тома, да и вообще всего комикса, является флеш-форвард сцена, в которой Терри перематывает события на 10 лет в будущее, лишь затем, чтобы снова перенести нас в настоящее. В этом будущем Фрэнни и Качу не виделись 10 лет. Противоречием служит то, что читатели годами гадали о нестыковках в этом “видении” по мере фактического выхода комикса дальше. В итоге Мур стер это будущее как таковое, ведь оно и изначально было больше похоже на символическое отображение подсознательных страхов, а Франсин и Качу, в общем-то, свойственно задумываться о том, что могло бы быть.

Но противоречие на этом не заканчивается. На протяжении долгих лет публикации комикса Мур порой упоминал, что не все истории заканчиваются хорошо, и, в общем-то,  не давал обещаний на хэппи-энд (о чем флэш-форвард как раз открыто говорил наперед). Все изменилось после теракта 9/11. Как бы это банально не звучало, но внутри Терри что-то сломалось, и он решил, что хочет «подарить своим героям счастье, потому что несчастья в мире хватает и без него». Действительно удивительным при комплексном прочтении становится то, как Терри обходит, так сказать, петли вокруг своих же историй, замыкая вышеупомянутое плохое будущее и превращая его лишь в одну из вероятностей. При этом уровень вовлечения классических и клишированных приемов смотрится настолько внезапно на страницах хоть местами и эфемерной, но все же четкой драмы, что порой возникает мысль «а того ли Мура я читаю?».

Хотя легким заигрыванием через 4-ю стену для Мура мета-нарратив не заканчивается. Один из персонажей комикса Гриффин Сильвер упоминается с ранних выпусков серии как местный аналог Брюса Спрингстина – поп-звезды и хулигана мирового уровня, фанаты которого частенько ищут скрытые смыслы в его песнях. Позже в истории Гриффин оказывается связан с центральными героями, он же указывается и автором музыки в SiP (наряду с поэмами Мура). Дело в том, что Гриффин – аватар Терри Мура. Ранее, где-то в нулевых, Терри даже записывал несколько записей для композиций SiP, которые, к слову были написаны, когда Терри еще не было 25 лет. В 2017 году Мур обещал издать CD диск “Гриффина” и продавать его вместе с переизданием SiP Treasury (об этом издании я расскажу в 4-й главе), но пока что ничего издано не было.

Еще глубже контекст идет через Гриффина, например, в ключе почитания его Качу.  Несмотря на сложное детство и жизнь, Качу в истории очень талантлива и духовно сильна. Главным образом она пишет картины и стихи, играет на пианино и в какой-то момент даже рисует незаконченный комикс. Все это Мур как автор вынужден был придумывать и рисовать для Качу и Гриффина, а через них передавать сообщения вдохновения друг другу. Ниже приведены 4 страницы из SiP v.3 # 66, в которых мы видим, что, помимо упомянутого Гриффина, Качу (то есть, Терри, как вы понимаете) также вдохновлялась Джоном Ленноном и The Beatles, рисуя и живопись и комиксы.

Обратите внимание на надпись звукозаписывающей компании на 4-ом изображении. Ma Malai Records – это еще одна отсылка, в этот раз к ангелу смерти в комиксах Терри Мура.

Репутация «Незнакомцев»

SDCC 2014. Ежегодная Dead Dog Party. На фото справа налево Джефф Смитт, Терри Мур, Джина Чапман, Робин Мур и Боб “Пес” Чапман (Чапманы – издатели Graphitti Designs).

Никого не удивит, что серия в своем изначальном ключе задумывалась как некий трибьют покойному двоюродному брату Терри, который был геем и умер после заражения СПИДом в довольно юном возрасте.

Гей-тематика, которая на самом деле комикс лишь затрагивает, является важным фактором, игнорировать который тут просто не получится. Не игнорирует ее и автор. Вопреки периодической иронизирующей критике со стороны как читателей, так и авторов комиксов, Мур не видит преград в своей «натуральной» ориентации, и получает более чем вдохновляющую поддержку со стороны ЛГБТ-сообщества. Мур даже приметил однажды, что, будь он геем, мог бы вообще писать один этот комикс до самой старости, оставаясь востребованным автором в своей нише.

Любопытно заметить, что Терри понимает иронию и некое лицемерие в своем творчестве.

«Ну, часть меня понимает, что я никогда не пойму все наверняка. Это как… новый эпизод Южного Парка минувшей ночью, о белом парне, сказавшем слово на букву “Н” и о том, как это оскорбило черных. Черный парнишка в школе вечно повторял: “Вы никогда не поймете, что это значит, когда это слово бросают тебе в лицо”. Для меня это нечто подобное, хотя я все равно часто сталкиваюсь с невежеством и предубеждением, направленным против геев, потому что они есть в моей работе. Я ее защищаю, я горжусь ею, я принимаю много боли. Меня выгнали из моей церкви*, будто бы я сам был геем и я часто сталкиваюсь с предубеждениями в индустрии комиксов – с людьми, которые не будут даже трогать мои работы, потому что они про лесбиянок».

*К слову, из церкви Терри изгнали еще в самом начале пути за его комиксы, которые прихожане и священники Церкви Христа в Южном Техассе не смогли оценить и/или понять.

Говоря об американской церкви, стоит заметить и другую иронию ситуации, ведь именно вера является еще одним краеугольным камнем SiP. Именно вера, а не религия рассматривается в комиксе столь разнообразно и глубоко, а взгляд на религиозные убеждения служит лишь подводкой к общим, пусть и банальным истинам. И взгляды эти показаны опять же через троих основных персонажей, хотя и другие герои частенько вносят свою лепту.

Именно на контрасте веры и убеждений, сформировавших характеры главных героинь, Мур строит конфликт двух полюсов одной проблемы – выше описанные образы мамочки-наседки и секс-бомбы в душе Франсин против яростной и опасной снаружи и ранимой внутри Качу. У каждой есть свои приоритеты в жизни, и каждая по-своему права и не права. Вместо того, чтобы дополнять друг друг как Инь и Янь, девушки постоянно испытывают сложности со своими эмоциями и их выражением, с сомнениями в себе и своих целях.

«… Как только я стал смотреть на все под другим углом и увидел, что женщины – каждая из них – это ходячий вулкан, готовый извергаться от сомнений, уставший от страха и недопонимания… как только я осознал это, я пришел к идее написания SiP, где любовь – это война, и есть две ее жертвы: одна из них очень смелая и всегда будет бороться за выживание, а другая просто терпит, пока из нее выбивают всю дурь: Качу и Франсин».

При этом стоит заметить, что менее метафоричную и более прямую роль в контексте идеи веры играет именно Дэвид, главный протагонист истории мужского пола. Являясь изначально третьим колесом в отношениях девушек и любовным интересом* Качу (а потом и других персонажей), история Дэвида уже во втором томе оказывается совсем не такой, какой ее изначально представляет читатель. А в третьем томе нас и вовсе ждет терзающее откровение и причина, почему Дэвид изменился, почему он нашел Бога, и почему именно Дэвид является моральным компасом всей истории.

*SiP-факт: на ранней стадии выхода SiP Терри получил жестокое письмо с угрозами от читательницы, говорящей о недовольствах из-за предположения, что Дэвид должен сделать Качу натуралкой. Терри выследил ее по телефону, случайно напугал, потому что за такое дают статью, но успокоил и сказал ждать, мол все будет глубже и умнее.

«Вся идея с самого начала и до конца была в рассказе о том, что любовь больше жанров и того, какой путь мы проходим по жизни. Любовь намного выше всего перечисленного. Вера в это вдохновляла меня».

Успех SiP, однако, не обусловлен одним лишь вдохновением. Еще на ранних этапах выхода серии Терри заручился моральной поддержкой Джеффа Смитта (Bone) и Дэйва Симма (Cerebus), пример которых изначально и вдохновил его на собственное издательство и независимый подход к созданию комиксов. Мур до сих пор является хорошим другом Смитта, а Симм даже писал послесловие в одном из ранних переизданий SiP.

Мультиформатность SiP

На страницах Strangers in Paradise Мур, как уже говорилось ранее, позволял себе массу экспериментов. Учитывая, что и леттеринг он делает вручную, его эксперименты еще больше впечатляют. Это крайне сильно сказывается на настроении читателя и комикса, не говоря уже о самой свежести мультиформатного подхода в 90х, учитывая простоту темы и отсутствие серьезной претензии на мета-повествование (хотя и без него тут, опять же, не обошлось).

Продолжает Мур и эксперименты со стрипами, которые он развивал еще до начала самой серии. Помимо побочного комикса SiP Kids*, представляющего собой чистую пародию на Peanuts и Calvin & Hobbes, Терри делал, например, выпуск про Фредди Фемура, где часть нарратива стилизованна под все тот же стрип о Чарли Брауне. Sip Kids, впрочем, тоже дразнится с читателем мета-переходами, хотя и является более самостоятельным проектом, выпущенным, к тому же, в цвете.

В первой половине цикла “картунность” нарратива, несмотря на порой жестокие сцены насилия, сочится сквозь комикс и, хотя современные работы, все еще выдерживают эти элементы, в то время подача шуток была более прямолинейной и порой комедия парадоксально заслоняла собой серьезность и драму.

*SiP Kids и сейчас легко доступен в виде мягкого сборника, но является скорее доп.чтением уже после осн. серии.

Серьезность, впрочем, нашла много применений в творчестве Мура. Например, Molly & Poo – мета-история рассказанная через комикс и прозу, а также дневники, т.е. в значительной части написанная в эпистолярном жанре. История эта рассказывает крайне оригинальный взгляд на дело о Джеке Потрошителе и по сути происходит в каноне SiP, одновременно мистически пересекаясь с современной эпохой. Большая часть проекта комиксом не является, но впечатляет оттого лишь больше благодаря письму Мура и его умению закручивать нарратив*.

Любопытно, что 2-я часть истории – это исключительно комикс, тогда как начало и конец являются иллюстрированной прозой в разном формате, написанной от разных лиц. Еще любопытнее работа Терри с викторианской графикой, стилизацией под более классический академический рисунок, ар-нуво орнаментами (эпохи «модерн»), вперемешку с более современными “миллеровскими” вещами вроде телерепортажей, как инструмента рассказа экспозиции. Molly & Poo – одна из самых странных вещей, что Мур делал в комиксах и при этом одна из самых сильных эмоционально. Через эффект наблюдателя читатель изучает подноготную личной жизни викторианских любовников, чувствуя себя одновременно возбужденным и тревожным, и все это вперемешку от начала и до конца. Здесь же можно наблюдать редкий более линейный и агрессивный стиль рисунка прошлого мира Terryverse, который позже будет четко прослеживаться в заснеженных пейзажах города Мэнсон из комикса Мура Rachel Rising.

*Запутать здесь может лишь порядок публикации. Изначально история публиковалась в виде отдельных писем в ранних синглах SiP, позже они были собраны в 14-ом номере второго тома, а затем этот номер перепечатали в SiP v.3 # 49. Поэтому правильный порядок чтения будет таким: v.2 # 14, v.3 # 46, 73 (игнорируя полностью 49й дублированный выпуск).

Говоря об экспериментах, нельзя не упомянуть и супергеройские «элементы» SiP. Ниже я выложил уже упомянутые альтернативные обложки Джима Ли с тогдашними «героями молодежи» и пример его рисунка для открывающей сцены 3-его тома, являющейся сном Франсин с участием ее и друзей в роли, опять же, типичных героев 90-х. Также супергеройскую пародию со своими титульными персонажами (причем в цвете) Мур делал в 33-ем номере 3-его тома. Этот выпуск, к слову, обычно выносится как обособленный относительно репринтов (но об этом я расскажу в последней главе ниже).

За пределы медиума Мур также частенько уходил и в SiP комиксах, в особенности при их продвижении. Поп-культура в комиксах Терри хоть и не самая развитая тема, но все же отсылает читателя в рубеж веков. Чего только стоят обложки с миксом SiP и «Зены Королевы Войнов»! Причем обложками дело не ограничилось, SiP v3#16 представляет собой филлер с галлюцинациями Качу в виде пародии на популярный сериал!

Слева направо: Вариантные обложки Джима Ли и совместно с Терри Муром для Sip v3#1, страница из того же номера за авторством Ли; Два варианта обложки для SiP v3#16, пародирующие популярный сериал 90-х Xena: Warrior Princess.

К слову, Терри вообще склонен часто делать скетчи и пин-апы и по сей день, причем в большом количестве. Особого внимания заслуживают буквально сделанная на коленке в ранние годы работы реклама дружеских магазинов комиксов, а также своей продукции на страницах SiP и совместные иллюстрации с коллегами по независимым проектам, которые, к сожалению, не переиздавали в сборниках позже в полном объеме (многие шикарные эксклюзивные принты для комик-конов и вовсе даже в цифре найти невозможно).

Слева направо: Иллюстрация Дэвида Мэка (Kabuki/SiP), SiP/Bone от Джеффа Смитта, задняя обложка Negative Burn с неиспользованным Муром концептом, реклама постера SiP, реклама магазинов комиксов Star Clipper Books и Comix Experience.

Рисунок на протяжении карьеры Мура также претерпевал изменения, отчетливо видные по истечении времени. Постепенно уходя от пластичного перегруженного деталями и фактурами эмоционального рисунка, Мур стал упрощать свой стиль, однако именно на страницах SiP мы видим эволюцию и поиск автором этого самого условно универсального стиля. Это и смена материалов, и подбор стилистики для своих разных историй и даже стилизация под других художников. Любопытным покажется тот факт, что позже, например, в Rachel Rising и Motor Girl, он будет использовать свои наработки, но на них не остановится. Так, например, работая над Motor Girl, Мур использовал другие материалы и другую бумагу, дабы придать рисунку небрежности, имитируя тем самым жар и накал пустынного сеттинга через дрожь материала.


Жизнь после SiP


Echo

Основополагающим в построении истории Echo стала нелюбовь Терри к фальши и неактуальности современной супергероики в целом. В одном из своих интервью* в далеком 1999 году, рассуждая о потенциале работы на DC, Терри подчеркивает следующее:

«Мой подход подразумевает, что нам не нужны новые персонажи, костюмы и злодеи. Что нам нужно, так это современный подход к физике, делающей супергероя. Ведь законы, которые мы используем пришли к нам из 40-ых, когда все говорили, “а давайте притворимся, что…”, – но нет никакой причины, по которой Супермен умеет летать. Я нахожу это отвратительным. Я хочу создавать персонажей, работающих в реальном мире. Я хочу, чтобы фантастические вещи случались с реальными людьми. Я думаю, наивно полагать, что великая сила может снизойти на кого-либо, и этот кто-то сразу научится ответственности. Я хочу подойти к этому с позиции человечности и с чуть большим уважением к Эйнштейну. И это реально воплотить в жизнь».

*www.sequentialtart.com, ныне умерщвленный сайт содержит архив со старыми интервью с авторами разного масштаба.

К слову, в том, что касается Эйнштейна, именно в Echo Мур воплотил желание отдать ученому должное, выстроив довольно скрупулезную научную составляющую, основанную в основном на фундаментальной физике и древнем правиле золотого сечения. Также Эйнштейн частенько цитируется в открывающих вступлениях к каждому выпуску.

Echo разительно отличается от Strangers in Paradise на многих фронтах.

В попытке достичь лучших продаж, нежели это было с SiP, Мур, без стеснения завидовавший более коммерчески успешным коллегам по индустрии, решил написать противоположность жизненному и сумбурному SiP, – high concept фантастику в трех актах, что он, собственно, и сделал. Изначально планировалось уложиться в 32 выпуска, но Терри решил остановиться на 30, где-то редактируя историю, где-то добавляя страницы к выпускам.

История Echo разворачивается в США в небольшом городке близ пустыни, где главная героиня борется с личными переживаниями в виде развода и психических проблем своей сестры. В процессе фотосъемки в пустыне она случайно оказывается свидетелем взрыва экспериментального костюма из жидкого металла Phi. Фрагменты костюма попадают на ее тело и обволакивают ее, подобно всем известному черному костюму Человека Паука; собственно, история здесь та же – снять не выходит, силы он дает, что с ним делать непонятно, – в общем, море проблем.

Желая сделать научную фантастику, не реализовавшись на супергеройском фронте, Терри Мур создал качественный, красивый и эмоциональный sci-fi с рейтингом R, единственным недостатком которого является его устаревшая тематика и очень прямолинейная подача этой самой фантастической составляющей. Иронизируя над своими знаниями в физике, музыке и высшей математике, сам Мур кратко описывает сложность исследования для Echo следующим образом: «Вы удивитесь, узнав сколь малым было исследование. Я просто выдумывал фигню на ходу». Но «фигня», как ни странно, сработала отлично.

Вторичность сюжета, впрочем, здесь с лихвой компенсирует очень сбалансированный сценарий, интересные персонажи и даже элементы мистики, которые, надо сказать, выполнены неуклюже, зато не без юмора, как это всегда бывает у автора, а также преисполнены амбиций. Прозу и поэзию Мур убрал, оставив чистый комикс в самом его простом и доступном виде.

Говоря об истории, нельзя не отметить, что именно здесь появился задел на будущее Terryverse, как его окрестили фанаты (а потом и сам Терри), т.е. доказательство того, что все комиксы автора происходят в одной общей вселенной. Надо сказать, этот небольшой, но невероятно атмосферный нюанс оставляет очень позитивные эмоции при прочтении, и именно поэтому я рекомендую всем читать комиксы Мура по порядку и целиком, хотя Echo более чем отдельная история; в отрыве от SiP вы потеряете минимум информации, но однозначно не ощутите трепет от гостевого появления в финале истории персонажей любовной саги, причем персонажей второго плана. Также здесь закладываются первые кирпичики для будущей серии Rachel Rising…

Rachel Rising

«Воскресение Рейчел», как его именуют в отечественном релизе XL Media, стал следующим проектом Мура. Терри вновь сменил жанр, даровав нам хоррор с элементами черного юмора.

Основным протагонистом истории выступает титульная Рейчел, однажды проснувшаяся в собственной могиле на пустыре с ссадинами от удушья и налитыми кровью глазами. Краеугольным камнем истории поначалу выступает загадка самого факта воскресения Рейчел и ее изначального убийства, но детективная атмосфера довольно быстро сменяется библейской хоррор-историей и, хоть и не совсем классическим, но все же противостоянием добра со злом (а потом и зла со злом).

Главным отличием Rachel Rising от прошлых работ Мура становится, само собой, графическая жестокость ввиду жанра комикса. Безусловно, в Echo были несколько жестких сцен убийств, да и в Strangers is Paradise Мур также рисовал нелицеприятные вещи, но по уровню насилия и жестокости Rachel Rising “превосходит” их на голову. Можно по-разному относиться к такой истории, но отрицать универсальность рисунка Терри после ее прочтения, как минимум, не получится.

Подобно Echo, в этот комикс также перекочевали несколько персонажей из SiP, причем сделано это более тонко и элегантно. Так, например, если в Echo персонажи SiP появляются в самом конце истории, чтобы помочь протагонистам (и показать читателю, что это все одна вселенная), то здесь Мур использует уже персонажей даже не второго плана, а вовсе камео из пары номеров SiP. Даже если вы на знакомы с SiP, спойлером это не будет: Джет работала в студии Качу в западной Калифорнии, а тетя Рейчел Джонни вместе со своей подругой купили картину с Качу в той самой галерее. Занимательно, что в случае с Джонни, это именно развитая идея из одной страницы SiP, нарисованной многими годами ранее невзначай.

В том, что касается самого комикса как отдельного произведения, то, исключая рисунок, тут все не так гладко. Из сильных достоинств комикса можно выделить богатую предысторию, интересный сеттинг (по сравнению с довольно приземленным Эхо) и очень красочных персонажей с отличными диалогами.

Несомненно, растет уровень многослойности относительно линейного сюжета. Если в SiP основная история шла относительно линейно, но подобно урагану из флешбеков и флешфорвардов вечно швыряла читателя назад и вперед (по крайне мере первая 1/3 комикса), а Echo выглядела местами слишком просто, то у «Рейчел» с этим все намного мощнее и кинематографичнее. Вместо того, чтобы усложнять комикс, закручивая его в клубок загадок, или делать прямую и незапутанную историю, Мур пошел по иному пути: он сделал изначально сложную историю, и с каждым следующим номером делает ее проще и проще, раскрывая тайны маленького городка Мэнсон. И все было бы хорошо, если не одно большое «но»…

Даже откинув в сторону некоторые сценарные решения, отрицать скомканной концовки не получится даже у самого ярого фаната Мура (коим автор статьи безусловно является). Ввиду плохих продаж он закрыл серию, не дописав 10+ выпусков и просто обрубив ее на корню, не без иронии напоследок. При этом, в 2013 году Терри планировал закончить комикс на 24-х номерах, что свидетельствует о метаниях между изначальным сценарием и привязкой к продажам, ведь на момент закрытия серия насчитывала целых 42 выпуска.

Сама концовка хорошо выполнена для подобной истории, она намекает на продолжение и является условным клише, но клише работающим и, в целом, копирующим ходы Мура как в финале SiP, так и в Echo. Однако обилие незавершенных сюжетных линий здесь неприлично велико, и по цельности Rachel Rising однозначно уступает всем остальным работам Мура. Но отчаиваться рано, ведь несмотря на то, что Терри не сделал сиквел, он продлил истории ключевых персонажей в следующих проектах и их история продолжается по сей день.

Motor Girl

После Rachel Rising Мур был обессилен, причем как душевно из-за идей и тематик комикса, рисовать которые было нелегко, так и морально из-за его вынужденного закрытия, отчасти приравниваемого к провалу. Тут на спасение автору пришла его следующая работа Motor Girl, в корне отличающаяся, как от Rachel Rising, так и от других работ автора.

Первое, на что хочется обратить внимание – это объем комикса. Вместо 42 номеров Rachel Rising и 30 Echo, мы имеет всего 10 номеров, укладывающихся в классическое понимание макси-серии. Пошло ли это Муру на пользу? Да, и колоссально.

Главная героиня комикса Сэм, ветеран 3-х призывов, ныне работает на свалке автомобилей, здесь же при мастерской и проживая. Ее лучшие друзья – говорящая горилла Эрл и Либби, милая старушка, по совместительству владеющая этой самой свалкой (а еще это близкая подруга мамы Франсин из SiP, где та появилось буквально в первых годах серии).

По ходу истории Сэм встречает инопланетян, пытается отвоевать свалку у правительственных злодеев и не сойти при этом с ума из-за внезапных вспышек боли и посттравматических флешбеков военных действий. По ходу истории, – причем с самого ее начала, – Мур намекает читателю на развязку, но делает это так ненавязчиво, что предугадать здесь что-либо наверняка довольно сложно. Именно это делает Motor Girl самой цельной и гармоничной работой Мура на сегодняшний день.

В Motor Girl Мур, кажется, компенсировал все, что «забрала» у него «Рейчел». Терри вернулся к самым основам своего творчества, а именно жизненному юмору и слайс-оф-лайф драме. Маленький объем позволил развить небольшую абсурдную зарисовку с инопланетянами и говорящей гориллой в красивую драму, полную надежды, юмора и любви, не потеряв при этом ни в темпе, ни в диалогах, ни в рисунке. Как Мур этого добился? Очень просто – он сжульничал; но подробнее вы узнаете сами, прочитав комикс. Добавить лишь стоит, что в комиксе, по сути, исполняется огромный монументальный оммаж одному из кумиров Терри, и это замечательно.

Strangers in Paradise XXV / 5 Years и будущие проекты

После Motor Girl Терри решил отпраздновать годовщину своего флагмана небольшим эпилогом-сиквелом Strangers in Paradise XXV. Изначально не выдав количество номеров, Терри в итоге остановился на 10 выпусках, закончив комикс в январе 2019 года.

По сюжету, спустя примерно 6-8 лет с момента окончания Strangers in Paradise Качу и Франсин вынуждены ненадолго расстаться, когда Качу получает известия, что девушка из ее прошлого может обнародовать скрытую информацию по проекту Parker Girls, тем самым уничтожив жизнь Качу и семью за которую она так долго боролась. По ходу истории раскрываются новые подробности этого изначально мутного дела, имеют место манипуляции и скрытые мотивы, – в общем, все, как и было в оригинальном SiP. Ну, не совсем все.

Основным связующим звеном истории выступает, само собой, Качу и ее квест в поисках сбежавшей шпионки из Parker Girls. Однако по ходу своих приключений, Качу довольно быстро попадает в Мэнсон в поисках Джет и таким образом знакомится с Рейчел и компанией; к концу истории сам сюжет подтягивает последствия Echo, таким образом, фактически превращая комикс скорее в прелюдию к следующему проекту Терри 5 Years.

Несложно догадаться, что такой подход к, безусловно, долгожданному SiP многих озадачил, и комикс этот вышел весьма спорным. С одной стороны, здесь есть горы плюсов. Нарратив, мотивация, любимые персонажи – все это снова отсылает читателя к уже знакомым вещам, а химия между героями разных серий дорогого стоит. Диалоги как всегда на высоте, как и внутренний монолог Качу, связывающий выпуски между собой и дающий интересную перспективу на взросление персонажа во время и после оригинальной серии. Ее взаимодействие с мистическим аспектом Терриверса особенно интересно и также дает задатки на дальнейшее развитие, особенно присутствие в истории ангела смерти Ма Малай. Мур был бы не Мур, если бы не включил в историю сразу несколько сюжетных линий; пока Качу переживает за свою семью, и, рискуя жизнью, бегает по миру, Франсин подвергается опасности, сталкиваясь со смертельной болезнью близкого родственника.

Но есть здесь и минусы, и они очевидны. Это комикс не является тем, чем он был заявлен, т.е. сиквелом/эпилогом SiP. На выходе мы получили неплохую эмоциональную историю (условный сиквел), и пару интересных твистов, к SiP, как произведению, едва имеющих отношение. Самым очевидным сомнительным моментом можно назвать именно “перетягивание одеяла” другими сериями Мура и особенно жителей Мэнсона из Rachel Rising.

Само движение сюжета без вышеописанных минусов было бы едва ли возможно за неимением того накала и конфликта, который двигал оригинальную серию много лет. Это те же персонажи, но в других условиях; они нашли счастье, и единственный способ развить историю – это придумать новую (на деле старую) опасность из других комиксов и показать перспективу Качу и Франсин в этой проблеме, расширив попутно и их роль в более масштабных опасностях.

5 Years, внезапно также состоящая из 10 номеров повторяет историю SIP XXV, особенно по части финала и экспозиции, давая новые витки развития общего лора истории конца света. Здесь появляется некая сезонность, считываемая моментально, однако 5 Years заканчивается еще и классическим клиффхэнгером в виде эпилога, а также парой твистов касательно физики Терриверса. Продолжение истории, возможно, будет рассказано грядущей серии/спин-оффе Serial про Зоуи из Rachel Rising.

Осенью 2020 Мур также выпустил первый в своей карьере OGN (то есть историю, выпущенную сразу как книга, а не журнал) под названием Ever, после прочтения которой данная статья будет мною дополнена.

Collected Terry

Собрать все книги Терри Мура (при большом желании) несложно, но не все форматы так уж легко доступны. Позже я сниму ряд видео об изданиях и комиксах Терри, но в рамках статьи более емко расскажу что да как. По ссылкам в названиях вы можете перейти на наши обзоры, если таковые у нас делались. Данный раздел мы также обновим в следующем году по мере съемки видео с книгами Мура.

Strangers In Paradise

«Незнакомцев» собрать проще всего. Не так давно был выпущен доступный омнибас-двухтомник Strangers In Paradise Omnibus с дополнительной книгой с обложками и в слипкейсе (и подписанный авторов на специальной наклейке), чья стоимость варьируется от 135 до 180 долларов, в зависимости от места покупки и скидок. Мягкое издание (без книги с обложками) обойдется и вовсе в 77-100 долларов.

Покупать SiP кроме омнибасов в ином виде не стоит, разве что вы отловите Complete издания в виде 10 отдельных книг, но это как ловить единорога (хотя я пару раз почти схватил), и обычно очень дорого. Помимо омников можно взять pocket-издания, но в них будет огромная проблема со сжатием картинки и качеством бумаги, а отдельные TPB вам встанут также дорого как омник, но с перепутанным порядком чтения, жуткими корешками и не лучшим качеством сборки.

Итак, мы имеем:

  • Strangers in Paradise Omnibus HC (1й и 2й печати, отличающиеся цветом шрифта на корешках, красным и синим соответственно) – полное собрание в хронологии прочтения и доп. книгой с цветными обложками и подписью на букплейте. Бонусом слипкейс.
  • Strangers in Paradise Omnibus TPB (также двух печатей) – только 2 тома комикса без обложек и подписей в слипкейсе. Выдерживают чтение без проблем (сам читал в них), не считая разве что вашего дискомфорта.
  • Complete Strangers in Paradise HC – 10 книг, дорогих и средних по качеству ввиду прозрачности страниц, но не сборки. Самые редкие издания, если говорить обо всем наборе. Отсутствуют некоторые филлеры и не самые важные истории.
  • Strangers In Paradise TPB – 19 томов в которых собрана НЕ вся серия, с кривой хронологией и пропущенными номерами, категорически не рекомендую.
  • Strangers in Paradise TPB Pocket Edition – Здесь контент уже, в целом, полный, но качество и формат изданий ужимают рисунок Мура, сильно порча детали и впечатления. Стоить они при этом будут не сильно дешевле омника, если считать доставку. И опять же – некоторый контент омнибас-изданий сюда не попал.
  • Complete SIP Kids TPB – дешевое мягкое издание с юмористическими комиксами с персонажами SiP.
  • Paradise Too Complete Collection TPB – ранее упомянутый сборник сырых работ Мура, находившегося в поиске своего проекта. Книгу порой не так-то просто найти и сделать это можно только на вторичке.
  • SiP Treasury – широкоформатное издание с обложками, фрагментами интервью и комментариями автора. Достать не сложно, но смысла немного. Рано или поздно Мур издаст полное издание (так как это вышло до финала оригинальной серии).
  • Strangers in Paradise Gallery Edition HC – пафосное издание с сомнительным контентом. Исключительно для диких любителей SiP и/или gallery-изданий. Мой видео-обзор на него можете найти по ссылке.

Также еще раз замечу, что немногочисленные сегменты выходили за пределами самих серий SiP (например, в журнале Wizard) и в омнибусе они есть (в отличие от др. изданий).

Существуют еще и отдельные синглы Songs и Lyrics and Poems, которые были выпущены на хайпе со 2-го тома, взявшего Айснера, и Sourcebook (служащий для подключения новичков к теме и не требующий внимания у уже читающих комикс).

More Terry

Все крупные работы Мура издавались в омнибас-формате. Однако Echo и Rachel Rising (черное издание) в твердом формате сейчас недоступны (в ближайшие годы ожидаются допечатки), зато доступны в мягком. А вот более свежие Motor Girl, Strangers In Paradise XXV, Five Years и Ever можно спокойно приобрести в свободной продаже. Ниже прикладываю более удобный полный список. Жирным помечено то, что реально купить без переплат в магазинах.

  • Echo HC The Complete Edition – Полное издание, лимитированное издание, OOP. Планируется допечатка.
  • Echo TPB The Complete Edition – Полное издание, доступно.
  • Rachel Rising Omnibus HC – Полное издание, OOP. Планируется допечатка.
  • Rachel Rising Omnibus Black Edition HC – Полное подписное издание, OOP.
  • Rachel Rising Omnibus TPB – Полное издание, доступно.
  • Motor Girl Omnibus HC – Полное издание, OOP.
  • Motor Girl Omnibus Limited Edition HC – Подписное полное издание, OOP.
  • Motor Girl Omnibus TPB – Полное издание, доступно.
  • Strangers In Paradise XXV HC – Полное издание, доступно.
  • Strangers In Paradise XXV Limited Edition HC – Подписное полное издание, OOP.
  • Strangers In Paradise XXV TPB – Полное издание, доступно.
  • Five Years HC – Полное издание, доступно.
  • Five Years Limited Edition HC – Подписное полное издание, OOP.
  • Five Years TPB – Полное издание, доступно.
  • Ever: A Way Out GN Limited Edition HC – Подписное издание, едва доступно на сайте автора.
  • Ever: A Way Out GN TPB – Доступно.

*OOP (out-of-print) значит, что тираж закончился и в свободной продаже в магазинах книгу не найти, только на вторичке.

Также существует масса скетч-буков Терри, от ежегодных брошюр для SDCC, до издания к 25-тилетию карьеры Мура в комиксах, найти которые при желании вы сможете и сами.

Вот так выглядит моя полочка с книжками Терри Мура. Помимо очевидных изданий, я нарыл пару скетчбуков, календарь и набор открыток (карточки покупать не стал, новых артов там вроде бы нет и вообще зачем они нужны).


За сим, пожалуй, буду заканчивать, но статья будет обновляться по мере выхода у автора новых комиксов или обнаружении мною новых интересных фактов о работах Терри Мура.

Поделись Радостью
  • 12
    Поделились