Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Растительная теология.

Нил Гейман

Swamp Thing, будучи частью поп-культуры, вдохновлял многих поклонников. Фанатом серии являлся молодой британский журналист — Нил Гейман. В детстве его мечту о карьере сценариста комиксов подвергли сомнению, однако работа Мура очаровала и вдохновила соотечественника. Встреча с писателем на фэнтэзи фестивале в Бирмингеме изменила жизнь Геймана навсегда. В ходе беседы с Муром он поинтересовался тонкостями сценарного мастерства. Алан достал листок бумаги и приступил к демонстрации: “Я начинаю с первой страницы, первой панели и вкладываю все возможное, что необходимо знать художнику”.

Поэтому, нет ничего удивительного в том, что первым сценарием Геймана стал короткий сюжет о персонаже Swamp Thing — Джоне Константайне. История рассказывала о возвращении оккультиста домой после событий «Американской Готики» и «живности», поселившейся в его холодильнике. Далее последовал Jack in the Green — рассказ о Болотной Твари семнадцатого века. Алан Мур положительно отозвался о стараниях нового друга. Высоко оценила творчество Нила и редактор DC Карен Бергер, с которой писатель познакомился на фестивале комиксов в Лондоне.

В 1988 году Гейман занялся работой над Black Orchid — своей первой серией для американского рынка. Главная героиня имела растительное происхождение и, подобно Алеку Холланду, становилась частью Зелени. На страницах «Орхидеи» писатель объединил всех «зеленых» персонажей DC: недалеко друг от друга читатели могли заметить имена Джейсона Вудро, Памелы Айсли (Ядовитый Плющ) и Алека Холланда. Нил даже подготовил своеобразную «библию» мистических персонажей, Notes Towards a Vegetable Theology, которую показал Рику Вейчу и Карен Бергер. В эссе писатель четко обозначил статусы Черной Орхидеи и Болотной Твари. Последняя носила титул Erl-King, который в дальнейшем был использован Нэнси Коллинс.

Black Orchid – первая работа Нила Геймана для DC. Рисунок – Дейв Маккин.

Уже через год Гейман публиковался на страницах Swamp Thing. Сразу две истории британца образовали пятый ежегодник серии. Именно он являлся предвестником геймановского рана Болотной Твари. Когда первый рассказ был готов наполовину, писатель узнал об уходе Рика Вейча и скандале вокруг «библейского выпуска». Во втором рассказе ежегодника, Shaggy God Stories, в уста Джейсона Вудро Гейман поместил несколько отсылок к неопубликованной истории Вейча. В знак солидарности Нил отказался от работы над Swamp Thing и сосредоточился на серии The Sandman.

Спустя 10 лет, издательство Vertigo занималось подготовкой сборника рассказов британца — Neil Gaiman’s Midnight Days. Карен Бергер позвонила писателю и предложила проиллюстрировать его раннюю работу — Jack in the Green. Нил посчитал это хорошей идеей, но не был уверен, что выбранные им художники заинтересуются проектом. Речь шла, конечно же, о дуэте Биссетта и Тотлбена. К счастью, оба согласились поучаствовать в создании комикса. Дополнили команду мечты колорист Татьяна Вуд и леттерер Джон Констанца — ветераны Swamp Thing.

Jack in the Green стал одним из немногих произведений, где участвовал персонаж после закрытия собственной серии. К тому моменту Гейман уже находился в статусе суперзвезды: он начал литературную карьеру в соавторстве с Терри Пратчетом, завершил легендарный The Sandman и продолжил развитие Miracleman. Фанат в душе Геймана ликовал, поэтому он сообщил о публикации рассказа Алану Муру. “Это была хорошая история, но я предпочел бы увидеть первую, про Константайна и то, что выросло у него в холодильнике” — Мур встретил новость со свойственным ему чувством юмора.

Swamp Thing без Болотной Твари.

Брайан К. Вон

Спустя четыре года после окончания второго тома Swamp Thing решили вернуть к жизни. Пост сценариста занял Брайан К. Вон. Хотя талантливый американец имел в послужном списке всего несколько историй для Marvel, Vertigo предложили ему работу над полноценным онгоингом. Забегая вперед, можно сказать, что, благодаря смелости издателя, Вон подарил читателям одно из самых самобытных приключений в истории Swamp Thing.

Мифология Твари была настолько богата, что простор для фантазии Брайана казался безграничным. Однако сценариста не интересовали чужие наработки: внезапно для всех комикс сменил вектор. Алек появлялся в ходе истории всего несколько раз, уступив главную роль дочери — Тефе. Титульный персонаж оказался гостем в собственной серии, к чему поклонники Болотной Твари были не готовы.

Отныне Swamp Thing стал приключенческим комиксом. Аспекты повествования, от которых старался избавиться Алан Мур, нашли блистательное исполнение у Брайана К. Вона. Тефе передвигалась по стране на поездах и автомобилях, делила каюты и номера отелей с попутчиками — в общем, занималась всем, чем должен заниматься герой классического роуд-муви. Помимо этого, обновленный Swamp Thing являлся историей в жанре coming-of-age. Юная Холланд, будучи существом двух миров, обладала невероятной силой и абсолютным непониманием человеческой природы. Путешествие Тефе — попытка найти, осознать и принять окружающий мир и себя. Героиня действовала импульсивно и совершала не самые разумные поступки, порой вызывая отторжение у читателя.

Характер и развитие Тефе являются неоспоримым достижением Брайана Вона. Холланд воспринимается как живой человек, настоящий подросток, а не как набор штампов о тинейджерах. Как ни странно, слишком достоверный образ девушки стал объектом критики. Прощаясь с читателями, Брайан утверждал: “В моей новой серии будут более привлекательные персонажи”. Редактор Swamp Thing, Хайди Макдональд, считает, что Тефе ковала свой собственный путь: “Порой шокирующий и жестокий, но полный вопросов, на которые нет простых ответов”.

Критика Болотной Твари Вона сопровождалась предельно низким спросом: к концу серии комикс продавался чуть более чем десятью тысячами копий. Уже на двадцатом номере история Тефе закончилась. В финальных выпусках ощущается спешка: закрытие Swamp Thing застало Брайана врасплох, однако не помешало завершить большинство сюжетных линий. Вон нехотя вспоминает период, проведённый за работой над Болотной Тварью. “Я был еще слишком молод, когда получил эту возможность. Понимаете, серию закрыли в течение моего рана. В какой-то степени, я похоронил целую франшизу”, — сокрушается сценарист.

Несмотря на неудачный старт Вона в Vertigo, Карен Бергер и Хайди Макдональд остались довольны работой сценариста. Обе посчитали, что Брайану не стоит работать с чужими персонажами. Редакторы доверили ему еще одну серию, на этот раз авторскую. Так на свет появился Y: The Last Man — один из будущих флагманов издательства, который структурно и композиционно повторял обруганный Swamp Thing.

Магический реализм.

В Vertigo взяли паузу, которая продлилась почти два года. Возвращение персонажа было лишь вопросом времени. На помощь пришел давний знакомый Твари — Джон Константайн. На страницах его собственной серии, Hellblazer, появились предпосылки к новым историям об Алеке Холланде. В течение года читатели довольствовались короткими, но яркими появлениями Твари. В апреле 2004 года вышел финальный эпизод сюжетной арки Staring at the Wall, а уже в мае на полках магазинов красовался первый выпуск нового Swamp Thing.

Энди Диггл

В этот раз серию отдали в руки британца Энди Диггла. Предыдущий опыт работы с островитянами давал положительный результат — возможно на это и рассчитывали в издательстве. Энди, как и полагается, успел поработать в журнале 2000AD: сначала в качестве редактора, а потом и сценариста. Карьеру в американских комиксах он начал с лимитированной серии Hellblazer: Lady Constantine, а продолжил с The Losers.

“Мне всегда нравились комиксы с мрачной атмосферой. Благодаря Swamp Thing я познакомился с американскими комиксами, а за Hellblazer следил с самого начала. Алан Мур и Джейми Делано писали умные, доступные и действительно пугающие истории, при этом оставляя социальный комментарий. Их работы произвели на меня большое впечатление”, — утверждает Диггл. Немудрено, что на первых же страницах Bad Seed читателя встречал Константайн.

В памятном выпуске The Burial Алан Мур «захоронил» останки Алека Холланда и подарил тому покой. Джон тревожит разложившееся тело протагониста и возвращает его к «жизни». Что касается Болотной Твари — та вновь становится оболочкой, потерявшей человечность. Аватар Зелени ощущает надвигающуюся опасность в лице собственной дочери, Тефе Холланд.

В отличии от третьего тома Swamp Thing, самобытного и обособленного, комикс Диггла в полной мере опирался на события предыдущих сюжетов. Отправной точкой для истории британца стали финальные выпуски Марка Миллара и не самый популярный период за авторством Брайана К. Вона. Однако действительно важным решением Диггла стало включение Багрянца в мир Болотной Твари. Царство плоти появилось в комиксе Animal Man, во время рана Джейми Делано — красное пространство, подобное Зелени, отвечало за животное население планеты. Тефе, гибрид человека и растения, отныне обладала силами обоих царств и нарушала баланс сил в природе.

За вычетом Нестора Редондо и Джузеппе Камунколи Swamp Thing рисовали американские художники. Третий том сильно выделяется на фоне остальных — редакторы Vertigo пригласили аргентинского ветерана Энрике Бреччиа. Он стал свежим глотком для серии: стиль художника совмещал в себе условную мультяшность, угловатость и отвратительные, «грязные» хоррор-элементы. Колористом комикса стал еще один аргентинец, по совместительству сын Энрике, Мартин Бреччиа. Благодаря их симбиозу Swamp Thing получил исключительный визуальный ряд.

Джошуа Дайсарт

Сюжет Диггла развивался динамично и награждал давних поклонников серии, однако мог отпугнуть неподготовленного читателя. В комиксе полноправно участвовали Эбби и Константайн, а также один из забытых персонажей вселенной DC. К сожалению, Энди ушел уже после шестого выпуска, завершив историю противостояния Твари и Тефе. После короткого филлерного сюжета место сценариста занял Джошуа Дайсарт. Американец признавался, что не посмел бы выдвинуть свою кандидатуру. Swamp Thing он считал “священной” серией, которая “сама приходит к тебе”. В отличии от предшественника, Джошуа не мог похвастаться успешным опытом в «больших комиксах»: за полгода до приглашения он написал один из худших сюжетов о Демоне. Однако, отказаться от Болотной Твари, как по моральным причинам, так и финансовым, писатель не мог.

Кандидатура Дайсарта возникла не из воздуха. Незадолго до ухода Диггла сценарист предложил Vertigo мини-серию из шести выпусков. Главным героем Arcane in Love был, как понятно из названия, Антон Аркейн: Болотная Тварь изначально не играла роли в истории Дайсарта. Идея понравилась Карен Бергер, поэтому в будущем была переработана и стала первой сюжетной аркой нового авторского состава.

Swamp Thing в глазах Дайсарта являлась одной из немногих хоррор-серий, которая “имеет значение”. Статус Твари для ужастиков сценарист считал схожим статусу Супермена для героев в трико. Джошуа знал, что это именно тот комикс, на страницах которого у него будут развязаны руки. Более того, по словам Дайсарта, “Swamp Thing будто бы сам требовал этого”. Неудивительно, что все последующие сюжеты серии были, в каком-то роде, экспериментальными.

Джошуа пытался исследовать природу и содержащиеся в ней ужасы, заглянуть по ту сторону разума Бога, сподвигнуть Холланда к выбору между могуществом и человечностью. Выпуски с обилием крови и насилия чередовались с камерными историями и неожиданными флешбеками. Например, Дайсарт коснулся прошлого Алека и Линды Холланд — казалось, об этом не задумывались ни его предшественники, ни сами читатели.

При Диггле и Дайсарте серия выглядела действительно жутко. В хорошем смысле.

Брекчия продолжал рисовать серию, однако идеи сценариста воплощали и блистательные гостевые художники: Ричард Корбен, Тимоти Грин, Дин Ормстон, Джок. Короткую сюжетную арку Swamp Thing рассчитывал проиллюстрировать Пол Поуп, однако собственный проект, Batman: Year 100, не позволил этому свершиться. “Я планировал историю из двух выпусков, события которых происходили в 1900 году. По-моему мнению, Пол — один из величайших гениев современности. От этого больнее всего — не думаю, что появится еще один шанс поработать с ним”, —  сокрушался Дайсарт.

Многие поклонники Swamp Thing не приняли идей Джошуа. По его словам комикс называли “претенциозным дерьмом”. Продажи серии катастрофически падали: к середине рана аудитория снизилась в три раза, к концу — в пять. “Коммерческий провал заставил задуматься о моем месте в мейнстриме. Также — о читателях и их вкусах. Возможно, поменьше эгоизма, и мне удастся избежать подобных неудач в будущем”, — размышлял сценарист. Дайсарт продолжил сотрудничать с Vertigo и перезапустил одну из классических военных серий — Unknown Soldier. Работа удостоилась номинации на премию Айснера в категории Лучшая новая серия.

The New 52 вместо New Weird.

Чайна Мьевиль

Так сложилось, что раз в четыре года Тварь возвращалась на прилавки с титульной серией. За очередной камбэк отвечал британский писатель Чайна Мьевиль — яркий представитель «новых странных». Детство Мьевиля пришлось на 80-е, когда в комиксах правили «Болотная Тварь», «Ронин», «Темный рыцарь» и «Хранители». Однако Чайна отдавал предпочтение андерграундным авторам: Чарльзу Бернсу и Честеру Брауну. “Я всегда читал комиксы. Полагаю, что не был тем парнем, который следит за всем, отчасти, потому что не мог себе этого позволить”, — признается автор.  

Писатель понимал идеи Мура, но не принимал их. На страницах Swamp Thing Чайна хотел поставить под вопрос суждения Алана об экологии: “Я безмерно уважаю Алана Мура, считаю его удивительным автором. Мне нравится как он рассуждает о политике в своих работах. Не всегда эти рассуждения совпадают с моими собственными. Хотя я считаю себя «зеленым», я очень скептически отношусь к экологической составляющей его Swamp Thing. Понимаете, иногда экологическое мышление является антигуманным”.

В своей работе Чайна собирался “уважительно поспорить” с могучим соотечественником о самой сути экологии. В серии приняли бы участие несколько второстепенных персонажей DC, а также парочка новых. Некоторые из событий прошлого были аккуратно пересмотрены. По словам Мьевиля, намечалась “большая, жестокая и эпичная” история. Планировалось около пятнадцати выпусков, сценарии к пяти из которых уже были написаны. Они не успели пройти редактуру — комикс оказался отменен.

Еще один любопытный ран Swamp Thing не состоялся. Вместо этого произошло нечто грандиозное  — спустя 18 лет Болотная Тварь вернулась во вселенную DC. В рамках последнего выпуска Brightest Day юные читатели впервые увидели аватара Зелени. Возвращение персонажа получилось символичным: до этого герой умудрялся избегать всевозможных кроссоверов издательства. За эпохальное событие отвечал Джефф Джонс. Он нашел лазейку, благодаря которой появление Твари выглядело логичным. Протагонист долгое время считал себя Алеком Холландом — сценарист решил использовать этот прием. В ходе Brightest Day оказалось, что тело монстра впитало в себя личность Некрона, погибшего злодея DC. Чтобы противостоять Твари герои комикса воскресили… Алека Холланда!

Brightest Day: Болотная Тварь-Некрон и воскрешенный Алек Холланд.

Именно ученый стал главным героем пятого тома Swamp Thing. Серия 2011 года являлась частью инициативы The New 52 — полного перезапуска вселенной DC. За рулем встал Скотт Снайдер, давний поклонник Болотной Твари. Он успел отметиться несколькими историями о Бэтмене, а также хоррор-комиксом American Vampire для Vertigo. Будучи фанатом, Скотт считал отсутствие историй о настоящем Алеке дикостью. Конечно, он уважал работу Уина и Мура, но особенно выделял в списке авторов Swamp Thing Диггла и Дайсарта. “Алек всегда был сердцем серии, являлся он растением или нет. Swamp Thing в лучшие свои периоды был комиксом о человеке и его борьбе с демонами, внешними и внутренними”, — заявлял сценарист. 

Джефф Джонс и Скотт Снайдер: Make Swamp Thing Great Again!

По словам Снайдера существовала традиция, по который каждый, кто писал серию, делал с ней что-то безумное: «Моя история рассказывает о человеке, который должен осознать – чтобы стать героем, он должен превратиться в монстра». Автор заручился поддержкой редакторов и пошел на риск: в первых шести выпусках Swamp Thing не было Болотной Твари. Воскрешенный Алек Холланд боролся с ложными воспоминаниями о жизни Аватара и пытался укрыться от неизбежной судьбы. В своих кошмарах он постоянно видел беловолосую девушку.

Эбби Аркейн всегда являлась важной частью комикса. Снайдер решил строить новую мифологию вокруг героини. Со времен Мура в Swamp Thing проглядывались черты «Красавицы и чудовища» —  серия The New 52 превратилась в хоррор-версию «Ромео и Джульетты». К уже знакомым Зелени и Багрянцу присоединилась новая фракция —  царство Гнили. Отныне отпрыски Аркэйн являлись наследниками Черни, разъедающей все живое. Образ «Джульетты» претерпел кардинальные изменения и отвечает современным представлениям о главной героине: Эбби лишается классических прядей, седлает мотоцикл и стреляет из дробовика.

Красавица и Чудовище, Ромео и Джульетта… все смешалось в царстве болотном.  

Появление Гнили стало основой сюжета не только Swamp Thing, но и нескольких сторонних серий. Впервые за сорок лет Болотная Тварь полноценно участвовала в кроссовере — и каком! На страницах Rotworld все три царства, Зелени, Багрянца и Черни, вступали в масштабное противостояние. Тандем Скотта Снайдера и Джеффа Лемира, сценариста Animal Man, подарил читателям увлекательный хоррор-блокбастер. Только в ходе кроссовера можно было увидеть мир, охваченный смертью и жуткими трансформациями: главным героям противостояли искаженные версии Бэтмена, Супермена и Юных Титанов.

Объединение двух культовых серий произошло неспроста — Скотт и Джефф являлись давними друзьями и часто рассуждали о комиксах, над которыми хотели бы поработать. Они обожали Swamp Thing и Animal Man в “течение всей жизни”. “Мы сразу решили, что хотим сделать что-нибудь грандиозное. Нужно было только подготовить почву”, — говорил Снайдер. Помимо прочего, Лемир выполнял роль «редактора» Swamp Thing: в первую очередь Скотт показывал свои сценарии ему.

Еще один симбиоз — художников, проделал блестящую работу. Яник Пакетт и Марко Руди чередовали выпуски и дополняли рисунок друг друга, будто соревнуясь в изящности раскадровок и панелей. Впервые со времен Биссетта и Тотлбена Swamp Thing выглядел одновременно роскошно и омерзительно. “Яник изобрел для себя новый визуальный язык, трудясь над книгой”, —  Снайдер остался в восторге от сотрудничества с канадцем.

Скотт признается, что испытывал сильное волнение и даже страх, когда получил в распоряжение Swamp Thing. Он мог позвонить Джеффу Лемиру посреди ночи, просто чтобы выплеснуть эмоции: «Не могу поверить, что я делаю это!». На восемнадцатом выпуске история Снайдера подошла к концу. “Чем ближе мы приближались к финалу, тем больше я задумывался о новых сюжетах. Правда заключается в том, что я не смог бы работать без Яника. Мы пришли как команда, значит и уйдем тоже вместе”, — заключил писатель. Любовь и трепет к персонажу ощущаются на каждой странице комикса — трудно предположить, кто мог бы перезапустить Болотную Тварь лучше Скотта Снайдера.

Чарльз Соул

Критики Swamp Thing эпохи The New 52 клеймили авторов в слишком большом подражании классическим историям. Количество отсылок по правде было велико, однако на это была причина — задачей Снайдера являлся полный перезапуск франшизы. Скотт пытался учесть все важные детали предшественников и при этом сделать комикс доступным для новой аудитории: “Самое приятное, это отзывы читателей, которые впервые познакомились с Тварью в The New 52. Когда персонажи заинтересовали их настолько, что они решили почитать Уина, Мура, Диггла”.

Следующим сценаристом комикса стал Чарльз Соул. Он являлся типичным автором для Swamp Thing: перспективный, имевший несколько крепких работ для независимых издательств. Представителей DC впечатлила его работа над комиксом Twenty Seven для Image Comics. С писателем связались и запросили тестовое задание. “Это заняло некоторое время. Сначала нужно было осознать, что речь шла о Болотной Твари”, — идеи Чарльза удовлетворили редакторов и серия перешла в новые руки.

Подход Соула изначально отличался от стиля Скотта Снайдера. Чарльзу нравилось «сериальное» повествование: он планировал писать короткие сюжетные арки по два-три выпуска, среди которых встречались бы и самодостаточные истории. Автора интересовала дальнейшая интеграция Твари во вселенную DC: “Не вижу причин, по которым Алек не сможет взаимодействовать с Акваменом. В конце концов, везде есть растения. А там где растения, всегда может появиться Болотная Тварь. Расширение состава персонажей в комиксе — одна из моих основных целей”.

С первых же выпусков Соул начал претворять задуманное: Холланд отправлялся в Метрополис, где встречал Пугало и Супермена. Заглядывал на огонек и старый друг — Джон Константайн. Чарльз считал, что необходимо соблюдать баланс между существующими героями и совершенно новыми. Читатели узнавали об аватарах Зелени прошлых поколений и противостоящих им царствах, знакомились со свежими лицами: бессмертной девушкой-воином и загадочным Сеятелем. Сильные изменения претерпел внешний облик Swamp Thing. Рисунок, как и положено, отвечал высоким стандартам комикса, однако обладал отличной от предшественников атмосферой. На замену экстравагантным панелям пришла классическая раскадровка, а мрачный тон вытеснили яркие и сочные краски.

Свежий взгляд обновленного авторского состава пришелся по душе читателям, особенно тем, кто был не в восторге от Снайдера. Одной из причин популярности Соула была игра на поле Алана Мура — основная масса изменений коснулась мифологии серии. Сценарист не боялся исследовать новые территории и вольно обращаться с устоявшимися доктринами. Среди достижений писателя: борьба за статус аватара Зелени, расширение пантеона природных королевств, появление древних культов. В финале истории, пусть и сумбурно, Соул вплетал мета-идеи, чуждые для Swamp Thing. Именно здесь пытливые умы должны были почуять неладное.

При ближайшем рассмотрении можно заметить, что за фасадом новизны скрывались знакомые персонажи и сценарии. Схватка в Метрополисе слишком походила на «готэмскую осаду» Алана Мура. Внезапно в комиксе появлялась Серость — этому царству был посвящен весь ран Дага Уиллера. Интрига вокруг Сеятеля не продержалась долго — он оказался старым знакомым Алека Холланда. Перемещение разума Болотной Твари в человека — одна из основных тем, которую исследовал Рик Вейч. Чарльз Соул утверждал, что читал Swamp Thing годами: “Все эти потрясающие истории просочились в мое подсознание, бесспорно”. Писатель отлично владел исходным материалом но, кажется, отсылался к нему даже чаще, чем это делал Снайдер. 

Хотя работу Чарльза тепло восприняли как читатели, так и критики, комикс постигла участь предыдущих томов. Удивительно, но, на момент закрытия, тираж Swamp Thing в два раза превосходил показатели третьей серии при Джошуа Дайсарте. В одном из интервью Скотт Снайдер отмечал, что интерес к комиксу оказался гораздо выше, чем ожидали в DC. «Болотная Тварь» просуществовала пять лет, вплоть до окончания The New 52 и насчитала сорок выпусков, став самой продолжительной после легендарного второго тома.

Болотная Тварь — часть вселенной DC.

Помимо титульной серии Болотная Тварь принимала участие в других комиксах издательства. Еще до глобального перезапуска, в рамках Brightest Day: Aftermath состоялось возвращение Константайна во вселенную DC. Холланд гостил на страницах Aquaman, Wonder Woman, Secret Sex. Самым насыщенным оказалось участие персонажа в линейке комиксов Justice League Dark. В The New 52 редакторы DC удостоили второплановых мистических героев собственной серии. В команде собирались личности, которые множество раз взаимодействовали с Тварью: Константайн, Затанна, Дедмен, Черная Орхидея.

Наследие и новые горизонты.

Через год после закрытия Swamp Thing, DC представили очередную одноименную серию, в этот раз лимитированную. Писателем комикса стал… Лен Уин! Создатель Твари уже возвращался к своему детищу — на страницах события Convergence в 2015 годуОба раза напарником Уина выступил художник Келли Джонс: он уже был гостевым автором нескольких выпусков Swamp Thing в далекие девяностые. Работать над законченной серией являлось для него воплощением мечты.

Келли познакомился с Болотной Тварью еще в 1974 году. Находясь в горной хижине, он обнаружил кипу журналов, в основном с супергероями, среди которых были первые выпуски оригинальной серии Уина и Райтсона. За окном свирепствовала буря, а внутри вырубило свет: комикс пришлось читать, используя фонарик. “Эти истории разительно отличались от всего остального. Мрачные, готичные… я даже невзлюбил их! По правде говоря, я был напуган, но уже через неделю считал Swamp Thing любимым комиксом”, — вспоминает художник.

Рассказывать о «Болотной Твари» Уина и Джонса тяжело — это шесть выпусков нескончаемого фансервиса. Слог и подача Лена выглядят так, будто комикс вышел в том самом, 1972 году. Джонс рисует в своем фирменном стиле, однако делает это с таким почтением к Райтсону и Биссетту, что воспринимается как их несуществующий симбиоз. В истории участвуют как герои Уина, Мэтт Кейбл и Антон Аркейн, так и старые друзья Твари в лице Призрачного Странника, Дедмена, Затанны. Зомби, магия, древние артефакты, перевоплощения и невероятные сюжетные повороты — кажется, что Swamp Thing 2016 года является квинтэссенцией Болотной Твари и собирательным образом ужастиков семидесятых.

Комикс вызвал неслабый ажиотаж: по словам Джонса, первый выпуск оказался распродан за два дня. Критики остались в восторге, а за Swamp Thing шли как новые читатели, так и преданные фанаты. К сожалению, полюбившие героя в The New 52 не были готовы к объемному и неспешному слогу Уина. Вопросы вызвала и сама история. Мотивация персонажей, сюжетные ходы и вспышки из прошлого — это была вечеринка для тех, кто в теме.

Спустя сорок лет, Лен фактически закольцевал свою карьеру: Болотная Тварь принесла ему славу, она же стала одним из последних комиксов автора. Вместе с Келли Джонсом он планировал продолжение лимитированной серии, однако этому не суждено было произойти — в июне 2017 года Уин ушел из жизни. Он последовал в вечность за своим другом и со-автором, Берни Райтсоном, покинувшим мир за несколько месяцев до этого.

Наследие Уина и Райтсона еще многие годы будет вдохновлять людей, а Болотная Тварь навсегда останется одним из их важнейших творений. Swamp Thing никогда не являлся флагманом DC — он был редким хоррором издательства и всегда занимал обособленное место. Серия стала кузницей талантов, площадкой для экспериментов и трибуной для смелых: на страницах комикса творилась история. История, которая началась благодаря безответной любви.

Появившись в далекие семидесятые, Алек Холланд до сих пор возбуждает интерес к своей персоне. Конец десятилетия выглядит свежим стартом для персонажа: Болотная Тварь проникает в новые для себя измерения. Герой появляется в компьютерных играх, анимационных фильмах, а к лету 2019 года готовится покорять телевизионных зрителей в собственном сериале. Тварь все глубже «срастается» с вселенной DC, продолжает являться частью Темной Лиги и желанным гостем любой серии. Фанаты с нетерпением ждут нового онгоинга Swamp Thing. Со времен The New 52 прошло уже четыре года — как показывает история, именно тот промежуток времени, который требуется Твари, чтобы восстановить силы. Ведь она всегда возвращается…

Текст: Дмитрий Ломоносов
Редактура: Мурат Тыков
Оформление: Максим Гранько
Моральная поддержка: Володя Чигур и Max

Список источников:

Интервью:

  • Лена Уина, Берни Райтсона, Алана Мура, Стивена Биссетта, Джона Тотлбена и Рика Вейча для The Comic Journal и Comic Book Creator
  • Томаса Йейтса для David Antony Kraft’s Comics Interview и DC in the 80s
  • Нэнси Коллинс для Hasslein Books
  • Гранта Моррисона для FA Magazine
  • Брайана К. Вона для A.V. Club
  • Энди Диггла для Pastemagazine
  • Джошуа Дайсарта для World Famous Comics
  • Чайны Мьевиля для Sequart
  • Скотта Снайдера для IGN, Newsrama и Bloody Disgusting
  • Чарльза Соула для Comic Vine, Bloody Disgusting и Rue Morgue
  • Келли Джонса для Big Comic Page

Литература:

  • Theodore Sturgeon: The Ultimate Egoist
  • Comic Book Creator: Swampmen
  • The British Invasion: Alan Moore, Neil Gaiman, Grant Morrison, and the Invention of the Modern Comic Book Writer
  • Prince of Stories: The Many Worlds of Neil Gaiman
  • Grant Morrison: Supergods

Дополнительная информация и материалы:

  • RootsoftheSwampThing.com
  • Bronzeageofblogs.blogspot.com
  • Dialbforblog.com
  • Steven-cook.com
  • Ohdannyboy.blogspot.com
  • Neilgaiman.com
  • Hahnlibrary.net
  • Spinechillinghorror.com
Поделись Радостью
  • Прекрасная история!

  • Костян Салмов

    Спасибо, прочитал с удовольствием.