000

Издательство: Top Shelf Productions

Сценарий, рисунок и цвета: Pat Grant

Год выхода: 2012

На рынке комиксов и за его пределами существует столь огромное количество разножанровых произведений, что иной читатель впадает в ступор или апатию, пытаясь понять, за что браться, а за что нет. Однако до недавнего времени я и не задумывался, что через эти же проблемы проходят порой и авторы этих самых комиксов. На эти мысли меня довольно агрессивно натолкнуло эссе автора о работе которого пойдет речь в этом выпуске рубрики. Сегодня я расскажу про совсем неизвестный широкой публике комикс Blue за авторством австралийского картуниста Пэта Гранта.

Blue, в графической его составляющей, сильно напоминает работы Джима Вудринга, но, с точки зрения самого сторителлинга, здесь явно чувствуется смесь современных инди авторов с их slice-of-life идеями, стремящимися к реализму, и американских андерграунд авторов 60-70х гг. вроде Роберта Крамба или Гилберта Шелтона, делающих порой жесткую сатиру на социальные вопросы при этом не чураясь туалетного юмора, насилия и порнографии.

036

Проводить аналогии можно долго, да и сам автор своих заимствований не скрывает, но, как бы там ни было, Blue все равно остается крайне атмосферным произведением, стоящим странным и небольшим особняком среди подобных ему инди работ. И этому есть сразу несколько причин.

063-064Пэт Грант вырос в австралийской глубинке, нежно именуемой им самим (цитирую) “жопной стороной мира”, где доступ его к комиксам был, мягко говоря, изрядно ограничен, что сильнее прочего повлияло на его восприятие медиума как такового. В своем эссе, заменяющим послесловие Blue, Пэт, в том числе, рассказывает о своем юношестве, проведенном в изолированном и отдаленном городке Австралии. Учитывая, что юность автора пришлась на 90-е, не трудно догадаться, что о нормальном интернете речи быть не могло, да и покупать комиксы было нелегко, ведь ближайший комикс-шоп находился в 6 часах езды. Грант начал переключаться на комиксы как предмет работы в довольно взрослом возрасте, а посему наверстывал упущенное в растерянности и семимильными шагами.

3

Отношение Гранта к комиксам США, которые мы все, как правило, заочно боготворим в той или иной степени, просто изумляет. Впервые я встречаю автора открыто критикующего Джека Кирби за отсутствие реализма в отображении физики и динамики (Пэт, кстати, прав, если задуматься) в Серебряном Серфере, считающего монументальный Cerebus Дэйва Сима едва ли вообще достойным прочтения и т.д. При этом Грант в своем эссе выдвигает вполне банальные, но более доступные и не пережеванные мысли о влиянии психологического восприятия окружающих нас в детстве историй на вкусовые предпочтения уже во взрослой жизни. Иными словами Гранту плевать на Дитко, Кирби, Дэйва Сима, Фрэнка Миллера и т.д., хотя он и не оспаривает их важности, просто эта важность имеет значение для массы, но не для него.

Итак, Пэту не нравилось многое из менйстрима, да и признанные индии-комиксы его порой не прельщали, чем же он тогда интересовался? Если говорить о возможно знакомых нам авторов, это более современный Крис Уэйр или, например, более “классические” Рик Гриффин и Джим Вудринг.

Дабы не пересказывать вам все содержание комикса и эссе, я перейду к тому, что делает  комикс и автора такими специфичными. Ответ прост – Австралия.

Вероятно, многие кто рос в 90-х помнят вторую (или третью? неважно) волну серф-моды. Голливуд и до того упрощал и превращал в попсу, возможно, главный элемент современной истинно австралийской жизни, но абсурдная череда сериалов и фильмов, теряющих суть этой контр-культуры не могла не давить на людей подобных Пэту Гранту.

038

Серф-комиксы (surf-comics), как отдельная ниша, посвященная этой контр-культуре по сути своей очень узкий пласт. Что-то вроде андерграунда внутри андерграунда для самых больших автралийских и не только нон-конформистов. По сути, из того что я понял об этом течении, для этих авторов важны 2 вещи – динамика волн и неформальность. Австралийцы, особенно “больные” этим спортом/искусством могут часами смотреть на волны, изучая их физику, и это очень важно, в том числе и для художников серф-комиксов, ведь даже не катаясь на серфах, они должны это понимать и уважать. Такой вот культ вокруг культа. Кстати, именно этим Гранта цеплял вышеупомянутый Рик Гриффин, считающийся для многих родоначальником серф-комиксов еще с 70-х.

Собственно, сам комикс имеет довольно мало реального отношения к серфингу и повествует о более глобальных проблемах, но Австралия, тем не менее, делает сеттинг чарующим и свежим. Волны пронизывают книгу, а само название, символизм которого я понял уже в процессе написания этих строк, как бы говорит нам одновременно о море, о тоске и о ключевом цвете истории.

Но хватит с нас Австралии, давайте перейдем к самой истории (на самом деле, я еще не закончил про Австралию).

В своем комиксе Грант раскрывает проблемы расизма и иммиграции; для сеттинга он использует родные края, а на роль иммигрантов подбирает абсурдных и довольно противных синих существ.

Сначала история может показаться излишне биографической или глубокомысленной, но на деле она просто реалистична в своей идее, что поначалу вызывает диссонанс с сильно упрощенным и несколько фантастическим рисунком. На деле все довольно просто – история рассказана от лица взрослого  человека, “потерявшего” город, заполоненный иммигрантами, и почти весь нарратив рассказывает об одном дне из его детства когда все, как ему кажется, изменилось в жизни местного населения. Вот интересная вариация того что стало с городом после этих “инопланетных” иммигрантов (двигайте стрелку, чтобы сравнить 2 иллюстрации).

Банальность истории вытягивают культурные “украшения” в виде, например, австралийских особенностей некоторых фраз. Да, говорят в этой стране на английском, но это другой английский, по крайней в мере в плане акцентов и лексики, и если вы встречали австралийскую речь и английский вам не чужд (едва ли комикс когда-либо выйдет на русском языке), то эти отличия вы оцените.

Также стоит отметить и более очевидные вещи вроде отсылок к фильму Stand by Me 1986, основанном на рассказе Стивена Кинга The Body. Как и истории Кинга, в какой-то момент главные герои (парочка юных балбесов) бредут по рельсам где их ожидает чей-то труп.

Говоря об Австралии, также в глаза бросается настенная живопись этих самых иммигрантов, напоминающая популярную стилистику австралийских “tribal” рисунков, которые можно довольно часто встретить в этой культуре.

083

В целом сама история цепляет именно атмосферой сеттинга, хотя сама локация, по заверению автора, больше абстрактна, чем реальна, и скорее является компиляцией образов из его детства и взрослой жизни.

Советую ознакомиться с комиксом Blue для расширения кругозора и настоятельно советую почитать эссе Гранта в том же комиксе. Где еще вы найдете рассказ о неизвестных австралийских картунистах? Там, например, есть история про персонажа Gonad Man, – серфере с абсурдно большими гениталиями. Фанатам “интеллектуального” юмора вроде творчества Джонни Райана понравится!

086

Поделись Радостью
  • Выглядит занятно, и очень даже приятные цвета. А литературная ценность старых комиксов, действительно, зачастую подменяется исторической.