Фрэнк Миллер фигура воистину титаническая и его былые заслуги уже давно поравнялись с его поражениями. Что не мешает ему продолжать снова и снова выпускать странные комиксы – от очень спорных, до откровенно провальных. Еще он упрям и никогда не меняется. В свои 63 года Фрэнк продолжает гнуть свою линию и тянуть свою авторскую вариацию вселенной Темного Рыцаря. Даже несмотря на кучу спорных продолжений, как его собственного авторства, так и авторства Брайана Аззарелло, поставленного издателем на подмену.

Новый ван-шот Dark Knight Returns: The Golden Child пишет лично Миллер, однако похож он именно на Аззарелловский The Dark Knight III: The Master Race. Это показушная, надрывно-хмурая история по всем авторским канонам, отдающая конъюнктурой и завернутая в ностальгический флёр по лихим восьмидесятым. Даже в таком виде комикс все еще лучше, чем The Dark Knight Strikes Again, но, конечно же, гораздо хуже легендарного The Dark Knight Returns.

Сюжет повествует о Ларе и Джонатане Кенте (его закадровый голос – почти Миллеровский Bad Boy), детях Супермена и Чудо-Женщины. Их история стартует через три года после финала триквела The Dark Knight III: The Master Race авторства вышеупомянутого Аззарелло. Вместе с новой Бэтвумен Кэрри Келли, герои вступают в конфронтацию с объединившимися Дарксайдом и Джокером, которые пытаются пропихнуть Трампа на выборах. Да, это все еще пропаганда политических взглядов Миллера и выражение его недовольства по поводу всего на свете, только теперь с поправкой на текущее время. Как ни крути, это всегда было ядром его Бэтмена еще с восьмидесятых. Фрэнк не стал себе изменять и здесь.

Центральным же персонажем является маленький Джонатан, в описании от самого Миллера буквально «маленький Будда», обладающий великой мудростью Криптона и его же великой силой. Естественно, Джонатан могуч, а его сверхсила еще более сверх, нежели обычная сверхсила. Ему все дается практически сразу, отчего наблюдать за местными побоищами интересно лишь благодаря превосходному рисунку Рафаэля Грампа, отвлекшегося от рисования логотипов водки ради работы с одиозным создателем The Goddamn Batman.

Сюжетно ван-шот не блещет. История, посредственная и с трудом укладывается в 50 страниц. Она внезапно начинается и так же резко заканчивается, оставляя читателя в легком недоумении. Однако все Миллеровские атрибуты на месте, будто по методичке. Автор отрабатывает необходимую программу, особо не напрягаясь, проводя читателей за ручку по знакомым мотивам и заезженным мелодиям. И даже DKIII не забыт, ведь нас все еще осыпают записями из соцсетей внутри истории, отражающими события комикса. Записи эти пришли на смену устаревшим говорящим головам из телевизоров восьмидесятых и ровно в той же степени раздражают.

Не изменяет себе Миллер и в закадровом повествовании, бомбардируя страницы плашками текста от разных рассказчиков, по-миллеровски смакующих подробности в бульварном стиле с многократными повторениями одних и тех же слов. Внутренние монологи маньяка-Бэтмена заменили на монологи таких же оторванных Лары, Кэрри, Дарксайда и более-менее вменяемого (на фоне остальных) Джонатана. Миллерверс раскрывается изнутри во всей красе, хоть и без макабра уровня All-Star Batman & Robin The Boy Wonder.

Читать ван-шот, конечно же, стоит ради отличного рисунка Рафаэля Грампа, не выпускавшего комиксов более десяти лет. Это отличный камбэк бразильца и сильная профессиональная работа. В The Golden Child он рисует под Миллера, обрубая свои округлые формы, делая их более грубыми, острыми и складчатыми. Однако и не забывает про собственный стиль, растущий из Mesmo Delivery. Тревожность рисунка в целом и лиц в частности все так же сохранена, а грязноватый слой штриховки отлично подходит брезгливым монологам Лары, дочери Супермена, что так не любит людей и не упускает возможности об этом напомнить.

На рисунок работает и отличная покраска мастерицы своего дела Джорди Беллэйр. Она все так же круто управляет своей фирменной палитрой, одновременно работая с Миллеровскими жирными контурами, заделанными под чернила и его же фирменной заливкой. В середине ван-шота Джорди выпал шанс поэкспериментировать в космических сценах, чего она не упускает и отрывается на полную катушку. Смотрится довольно свежо, хоть и без откровений.

Фигуры персонажей за счет нового исполнения прибавили в объеме, особенно в сравнении с плоским The Dark Knight Strikes Again. Единственным слабым местом визуального ряда комикса видится работа художника с панелями и страницами. Они слишком лощеные, слишком статичные, особенно после сырого и грубого драйва Mesmo Delivery или, прости господи, Holy Terror. Не поймите меня неправильно, все выполнено на высшем уровне и по всем стандартам современных мейнстримных кейп-комиксов – с лоском и эпичными позами. Но в этом то и кроется главный недостаток – отсутствие чего-то особенного, чего-то нового. С Миллером все понятно, его свежие приемы закончились где-то в районе работы на Dark Horse, и вся надежда возлагалась на Грампа с его бешеным экшном. Однако его не случилось и вместо аналога сиквела Эвансовского Рэйда мы получили аналог боевика с Джейсоном Стэйтемом. Неплохой, но совсем не того уровня.

В качестве утешительного бонуса – неплохие альтернативные обложки от Энди Куберта, Пола Поупа и самого Миллера, как обычно сработавшего под старину.

В целом комикс не то, чтобы плохой. Он читабельнее многих поздних работ Миллера и от него можно даже получить некое подобие удовольствия, в отличие от беспросветного Superman: Year One. Однако удовольствие это кроется лишь в отличном визуальном исполнении. Сценарная работа скупая, сюжет движется рвано и заканчивается до нелепого быстро. После прочтения остается ощущение незавершенности, будто сквозь замочную скважину взглянул на кусок будущей макси-серии о детях-богах, выносящих Дарксайда без затруднений. Ну и в качестве бонуса мрак вроде Бэтвумен, переписывающейся с Бэтменом через мессенджер и отсылающей ему фото побежденного Джокера, на что Бэтс отвечает ободряющим Бэт-стикером.

Фанатам Рафаэля Грампа и/или Фрэнка Миллера должно хватить и этого, однако для остальных читателей комикс покажется вполне обычной проходной (и местами довольно глупой) кейпотой, очень красиво исполненной при этом.

Поделись Радостью