Обзор «‎История Комиксов»‎

Книжка о которой пойдет речь в этом обзоре стояла у меня на полке в оригинале около двух лет, но смелости прочитать ее я не набрался, покуда по объему текста она больше похожа на небольшую и не самую простую в усвоении книгу, нежели комикс. Однако, когда МИФ попросили меня сделать обзор русскоязычного издания, я решил, что время пришло. В рамках текста ниже я сделаю обзор непосредственно русскоязычного издания, а также попутно сравню его с оригиналом и, хоть и нехотя, перевода тоже коснусь.

Итак, перед нами, собственно, “История Комиксов” Фреда Ван Ленте и Райана Данлеви. Хочется сразу подчеркнуть, что концепция “история через комиксы” сразу отсылает к прошлогоднему инциденту с министром культуры и “дебилами”, что не лишено иронии. Да вот только книга-то вышла замечательной. Действительно, что может быть проще и лучше, чем показать комиксами историю этих самых комиксов? Ничего, пожалуй. Тем не менее, оговорок касательно самой книги и отечественного издания здесь будет не мало.

Структура

Первое за что хочется хвалить книгу, так это за ее структуру. Впрочем, за нее же и поругать не грех. В целом нас кратко знакомят с предпосылками возникновения комиксов, затем с первыми стрипами, и довольно быстро окунают в золотой век, а потом… ну вы поняли, – потом понеслось. Ван Ленте очень старательно показывает многогранность комиксов и весьма плавно переходит вперед и назад во времени (обычно на 3-5 лет), чтобы показать, как влияние судеб авторов и издателей друг на друга, так и влияние экономических и политических факторов на комиксы. В том, что касается перипетий “драгоценных” веков комиксов – Ван Ленте покрывает их весьма и весьма бодро и подробно (не то, чтобы я был экспертом в этой области, но все же 60% книги для меня откровением не стали).

Англию тоже раскрыли неплохо, но только для контраста, настолько насколько это нужно в рамках американской истории комиксов в целом и в частности мейнстрима с “британским вторжением”. И все же, как и Англию, где творились свои эксперименты, так и остальную Европу и даже Японию в книге рассматривают очень поверхностно и в основном в конце, как бы задним числом, говоря “а еще вот тут так, и вот это там и т.д.” И в целом это все не плохо, просто охваченные авторы и работы в книге довольно предсказуемы (Кирби, Ли, Шварц, Крамб, Тедзука), а некоторые финальные ее главы будто бы просто не влезли в саму книгу изначально. Не могу назвать это претензией к самой книге, ведь ее цель исключительно просветительская и автору такое решение явно пришлось по вкусу, но меня не покидает мысль, что совсем неподготовленному читателю книгу будет читать попросту сложно и эти самые структурные решения процесс не облегчат.

В общем и целом, несмотря на очевидную осведомленность автора в бОльшей степени мейнстримом и ключевыми “игроками”, книга в структурном и повествовательном плане все же оставила в основном положительные эмоции.

Стиль и юмор

Отдельно стоит отметить авторские “мемы”. В этом комиксе бывают визуально практически одинаковые панели, отражающие динамику какой-то проблемы после смены статуса-кво. Порой такие “мемы” разделяет довольно большое количество страниц, и это как раз свидетельствует о продуманной структуре книги, которая, собственно, и тащит всю книгу вперед и удерживает читателя на месте. Во многом это делается именно через юмор в разных его вариациях.

Ирония и по-хулигански хамоватое высмеивание поп-культурных (и не только комиксных) деятелей поданы очень разнообразно и свежо. Будь то банальный Уолт Дисней, перманентно застрявший в костюме Микки, или Стэн Ли, достающий Джека Кирби игрой на флейте, сидя на картотечных шкафах и маясь от безделья. Стоит отметить, что в комиксе ясно считывается как ненависть к личностям, пытавшимся утопить комиксы, так и другие эмоции, будь то почитание, уважение и сочувствие. Все это хоть и делает автора абсолютно предвзятым, но, тем не менее, очеловечивает его, что в купе с юмором, не щадящим никого, развлекает читателя по полной.

Верстка и ретушь

Чтобы не уходить в графоманию с придирками на каждой второй странице, я замечу пару справедливых и системных моментов. Больше всего в книге разочаровала верстка/ретушь, смотря кто за что отвечал.

Дело в том, что книга в плане верстки испорчена сразу и системно. И, если честно, очень позорно. И увидеть это совсем просто, и еще проще почувствовать (даже если вы ну совсем не разбираетесь в нюансах).

Итак, в оригинале довольно плотная верстка текста компенсируется акцентами посредством более жирных начертаний (выделения) отдельных слов, что значительно (!) облегчает чтение и делает сам рассказ более динамичным, а общую визуальную композицию менее монотонной. Это не просто основа данной книги в плане типографики, это еще и ее (типографики) азы, не говоря уже об азах леттеринга в комиксах.

Иными словами, без этих самых акцентов теряется не только темп нарратива (а значит и вашего чтения), – что очень важно при таком объеме текста, – но и общее внимание читателя попросту рассеивается. Не за что зацепиться глазу, нет желания вернуться на страничку или панельку, ничего не запоминается (ведь в оригинале акцент делается на “якорях”, позволяющих быстрее читать историю, резво освежать ее в памяти и запоминать основные факты). Вообще я не изучал фамилии тех, кто этим занимался, но это просто недопустимая халтура и дикое незнание своего дела и специфики комиксов. Ниже я привожу примеры (двигайте ползунки), которые наглядно демонстрируют, о чем идет речь. Можно, конечно, сказать: “да ладно, ну схалтурили, ничего страшного, в запаре делали”, но нет, это ужасно и представьте такое на 216 страниц… Причем в конце книги в секции использованной литературы выделения текста сохранены. Очевидно, потому что комикс – не книга, и так сойдет… (нет).

Обратите внимание, что в оригинале текст часто скачет по высоте и вообще есть оговорки по компоновке, но… даже с этими оговорками все читабельно и динамично, насколько это возможно с такими стенами текста и мелкими иллюстрациями.

И еще один пример, уже с панелью. По-моему все понятно.

Причем нельзя сказать, что бОльшая часть книги сделана как-то нарочито плохо, но вот эта вот огромная оплошность перечеркивает очень и очень многое. Например, в русском издании есть даже сноски, которых нет в оригинале (может кто-то решил, что русский читатель более глуп, но я, например, тоже не знал такого слова, поэтому возражений не имею).

Иными словами, местами сделано даже больше, чем было нужно, но на это уже наплевать после такой верстки. И это очень больно и обидно.

Далее, есть вопросы и к ретуши. Благо их меньше, потому что, если сравнивать с оригиналом, конечно там будет лучше, по вполне понятным причинам. Но вопросы все равно есть, просто мусолить их на фоне описанного выше вообще не хочется. На раз уж я начал, – просто пара примеров непостоянности в решениях.

Вот вам постер с Хиппи, отрисованный в нужном стиле. Хорошо? Отлично!

А вот вам ретушь заголовка с фирменным шрифтом культового журнала MAD, лихо изменившего очень многое в мире комиксов, о чем, собственно и рассказывает эта книга. В процессе чтения русскоязычного издания мне в целом было все равно (покуда конкретно в этой главе речь не о журнале), но, понимая, что здесь попросту не предпринята попытка воссоздать не столь уж сложный, но важный для поп-культуры шрифт, я нахожусь в замешательстве. Тем более очевидно, что выделенное “УМ” в локализации не имеет вообще никакого смысла по сравнению с оригиналом.

Есть и промежуточные варианты с недоделками. Вот, например, аккуратно перерисованный основной текст, но одно слово (можно было с переводчиком переиграть и покороче) просто выполнено наборным шрифтом. Странное решение, но в контексте объема работы, тут как раз претензий нет, компромиссы – наше все. Да и ерунда это.

Перевод

Переводил книгу Иван Чернявский, научный редактор – Кирилл Кутузов. Я знаком с Ваней довольно давно и знаю, что для него (как и для всех в тусовке) есть “работа” (привет “Ашет”) и есть РАБОТА. Учитывая объем книги, у меня не поднимается рука написать что-либо плохое, да и, честно говоря, сам процесс чтения не вызывал практически никакого системного дискомфорта в плане перевода. Вопросы скорее возникли к редактуре.

Помимо пары десятков опечаток (их здесь много, на фоне стен текста они не так страшны), очевидны несогласованные между переводчиком и редактором моменты. Их здесь не сказать чтобы много, но они есть и они очень раздражают, когда ты сам в целом разбираешься в теме. Далеко ходить не надо; после сноски к слову funnies практически на следующей странице идет несогласованный перевод в ретуши и осн.тексте (выделено красным).

Хотя при конкретном сравнении с оригиналом и к переводу вопросы появились. Отсебятина – дело, к сожалению, привычное.

Но, опять же, как я уже писал выше, после момента с версткой, остальное сложно оценить объективно, хотя перевод в книге очевидно сделан старательнее всего остального. Единственное, что у меня вызывает гору вопросов, – это выборочный перевод названий, например, журналов без видимого принципа в подходе. Но я редко перевожу за деньги, поэтому ковыряться в этом глубже не буду, но и на вкусовщину списывать категорически отказываюсь.

К слову, есть здесь и абсолютно чудесные контекстуальные переводы, за которые многое можно простить:

Издание

Сама книга издана в мягкой обложке с шитым блоком на очень плотной глянцевой бумаге и, не считая побочного эффекта в виде веса, эстетически и конструктивно она намного интереснее скучного и менее удобного IDW издания с клееным тугим блоком и просвечивающей матовой бумагой (по крайней мере оригинального; позже книга переиздавалась в цвете с дополнениями). Размеры при этом совпадают один в один.

Вердикт

“История комиксов” обязательна к прочтению. На фоне пары-тройки весьма популярных книг о комиксах, что я читал, эта книга дает более широкое представление о комиксах США в целом, и раскрывает часто игнорируемые “закулисные” аспекты индустрии. Она показывает авторов и издателей людьми и часто не очень хорошими, а то и вовсе отвратительными. Она проводит невидимые линии между культурой, экономикой и комиксами. Она веселит, при этом поучая. Она запоминается и заставляет возвращаться к себе сразу после прочтения. И она попросту является отличным комиксом

Да, непосредственно русскоязычное издание местами подкачало, но если оценивать “историю” как книгу для новичков, то, несмотря на минусы, подробно описанные выше, я в обязательном порядке рекомендую ее к покупке и прочтению, ведь такие релизы, – это вам не очередной томик Дедпула и Человека-паука. Это литература о вашем любимом искусстве, выполненная с вполне приятным и достоверным переводом.


Экземпляр книги на обзор любезно предоставлен издателем.

Поделись Радостью
  • На мой взгляд, “Поняли, кто здесь главный?” (Who’s you daddy?) — не отсебятина, а, напротив, хорошая адаптация. “Кто ваш папочка?” было бы калькой, и с весьма туманным смыслом для читателя, не знакомого с оригинальной фразой (по контексту было бы понятно, что “папочка” — это, видимо, что-то плохое, но что именно?)

    Выделение в тексте по-русски делать не принято, даже в комиксах, но тут я скорее согласен, что это упущение, и русскому языку стоило бы взять на вооружение подобную экспрессию, дополнительно оживляющую диалоги — либо, как в данном случае, хороший приём, помогающий мгновенно вычленить ключевые слова.

    Честно говоря, по скриншотам у меня складывается ощущение, что локализация проигрывает даже не из-за отсутствия выделенных ключевых слов, а уже из-за самого шрифта — более мелкого и квадратного. Оригинал-то немного пугает своими абзацами, а в локализации и правда что страницы начинают походить на какие-то скрижали. Но тут я не готов дать рецепт того, как надо было сделать.

    Спасибо за обзор!

    • Гранько Максим

      в оригинале еще и членение абзацев больше и разряженнее, но тут я не готов критиковать верстальщика, ведь после перевода почти любых английских фраз текста становится больше, а не меньше. про “папочку” – я не знаю как “правильно” было бы перевести фразу, но в контексте книги комиксистов просто сравнивают со шлюхами и рабами, буквально рассказывая как они работали в тех же помещениях, где за дверьми проститутки делали свои дела (и кто главный там итак понятно на каждой странице). Поэтому туманности там бы точно не было, а в контексте самой истории чем “сальнее” и безвкуснее тем лучше, там именно так показаны эти люди (ублюдками). Опять же это вообще не напрягает меня как читателя на фоне всего остального с версткой и выделениями. То, что “принято” это все хорошо, но как начинающий дизайнер с половиной образования я знаю, что типографика и леттеринг должны работать, а не думать где как принято (уж точно не в комиксах), хотя и без фанатизма. Не в то мы время живем, чтобы прикрываться шаблонами. Про принято – я открыл от балды на полке Мираклмена, перевод которого днище с первых страниц, о чем мы писали и там жирные выделения есть. Поэтому аргумент про “не принято” не принимаю ни за какие деньги 🙂