Бэтмен Кинга – тот камень преткновения, о который сломлено множество копий в многочисленных спорах касательно его качества. Терпеливо ожидая финала Mister Miracle, который ежемесячно тонет в сладострастном многозвучии восхищенных возгласов, я, сломя голову, каждые две недели мчусь к планшету, едва выходит очередной Бэтмен Кинга. Здравствуйте, меня зовут Володя и я кингозависим. Внимание – далее следуют СПОЙЛЕРЫ.

Все начиналось достаточно невинно. Знаете, как обычно, бывает: «прочту выпуск-другой и дропну». Тогда это еще был то ли первый выпуск Vision, то ли и вовсе какой-то Robin War. Естественно, спустя какое-то время я обнаружил себя в полной прострации от того же веяющего холодом Vision’а, плюс бескомпромиссный Sheriff of Babylon и тяжелая артиллерия в виде Omega Men. Конечно, на этом я не остановился и примерно тогда же впервые попробовал Бэтмена Кинга. Прекрасный продукт, надо сказать. Сколько бы мне в последствии не говорили родственники и друзья о том, что I Am Bane – это прямой путь к побирательству, как бы пагубно не влияла на погоду в доме моя психопатичная одержимость Everybody Loves Ivy, в какой бы подворотне я ни просыпался после убийственной ночи под The War of Jokes and Riddles, мой ответ был неизменен: Кингу видней.

Лишь наполненная весенними благоуханиями, щебетанием соловьев и разноцветными конфетами M&M’s головушка не прониклась суицидальными размышлениями Бэтса, когда он пробирался по трубам в логово Бэйна. Лишь бесчувственный сухарь, прошедший Афган и обе Чечни, не содрогнулся, когда Бэтс чуть не убил Риддлера в финале Войны. Сколько несравненных Хеллбоев-Сэндменов-Эссексов вы прочитали за свою жизнь, коли так пренебрежительно отмахиваетесь от этих лоснящихся лаконизмом и увлекательностью диалогов в этом кейповом тайтле с незатейливым названием Batman? Вы что, не видите всей глубины этих облачков с “Bat” и “Cat”? И что за культ обязательного сюжетного движения? В конце концов, комиксы – это не ипподром. Почему вас волнует вылизанность донельзя цифрового Джанина, скорость излечения сломанной спины и другие очевидные и неоспоримые проблемы рана, но не восхищают так же, как меня, регулярные позитивные стороны этих же самых проблемных выпусков? Аксиома о плачевном результате смешения цистерны варенья и ложки дерьма не должна работать в отношении произведения искусства. Может, вы просто недостаточно отвратительных тайтлов читали, если так плохонько отзываетесь о средненьком филлере Бэтмена Кинга? Может, надо выбираться за пределы однообразных топов, словно осиный рой жужжащих своим однообразным мнением о тысячном опусе, деконструирующем, деформирующим, дефлорирующем жанр? Попробуйте, окунитесь в нечистоты всяческих Aftershock’ов да Action Lab’ов, а то и чего пожестче, а потом вернитесь к Бэтмену Кинга. Я посмотрю на ваши осунувшиеся, одергиваемые судорогой лица тогда.

…Пот лил градом со лба. Губы ссохлись и вот-вот, казалось, осыплются песком. Руки дрожали как теленок на скотобойне. Сердце вырывалось из груди обезумевшей колибри. То был нервный срыв. Я понял: у меня действительно проблемы. Нужно было что-то решать. Либо встать на путь исправления, перечитывая Animal Man Моррисона и Daytripper Муна-Ба, либо списать себя со счетов и закинуться юбилейным Batman #50. Я выбрал второе. Poor little darling.

Пятиминутку спустя торжественный свадебный выпуск был прочитан. Я не верил своим глазам, меня словно обдало холодной волной здравомыслия. Словно сам шестикрылый Серафим спустился из своего офиса и начал вещать о том, к чему ранее мой затуманенный бесконечными “Bat” и “Cat” мозг не мог дойти. О том, что вся индустрия – это пес, гоняющийся за своим хвостом. Пес застрял между ордой истерящих читак и собственным маразматичным голодом и не знает как исхитриться, чтобы и сапогом по брюху не получить, и без кости не остаться. Индустрия рассказывает нам одну и ту же историю тысячей вариаций и миллионов слов и наше восприятие этой истории зависит от наших вкусов, взглядов, мировоззрений, мироощущений, настроения, погоды, аппетита, да чего угодно. Пес угрем извивается читателю на потеху, и нам остается лишь выбрать – почесать ему за ухом или шугануть да заставить показать новый трюк, который, быть может, в этот раз нам угодит.

Batman #50 – хороший пес. Он из шкуры лез, чтобы рассказать старую историю настолько изящно, насколько это возможно. Его именитый собрат неделей ранее силился провернуть то же, да только вышло куце, нелепо. Редактура гигантов индустрии давно позабыла, что иногда читателю нужно дать именно то, чего он ждет. Без прикрас, без внезапностей, без изобретения велосипеда. Мамин борщ во стократ вкуснее сочного стейка из лучшего ресторана города. Финал истории, который заслужил ее герой гораздо важнее самого хитровыдуманного и драматичного твиста. От Кинга мы не дождались такого финала, но тот финал, что мы получили, не оставил у меня горького привкуса, как было в X-Men: Gold #30. Да, свадьбы не произошло и весь нагнетенный хайп из огромной тучи, грозящей грандиозным переворотом игры в Бэт-вселенной, оказался пшиком. Единственное ощутимое бельмо в этом выпуске, которое давно пора бы Кингу, да и вообще всем авторам ампутировать из своих скриптов – это верчение волчком вокруг формулы «Одинокий Брюс – Счастливый Брюс». Тезисы о вечных страданиях ради великого блага схожи по навеванию тоски с недовольствами неспешностью развития сюжета в достойных историях. Да, причина скоропостижной размолвки, а именно душевная беседа невесты с подружкой, до смешного аналогична причине размолвки Китти и Петра в «Иксах» (и столь же неприятно притянута за уши). В остальном же – слезовыжималка в сцене Брюса и Альфреда, роскошные отзеркаленные страницы с Селиной и Брюсом, поэтичная ретроспектива их отношений – это всё куда благопристойнее, чем несчастный 30й Голд. И, конечно, последняя страница.

Последняя страница «свадебного» Бэтса оставила множество вопросов и это слегка смягчило удар о бетонную стену очередного романтического разочарования. Я бы сказал о том, как невразумительно спонтанно нас подвели к такому зловещему альянсу, но во мне 80 кг любопытства и за сим единственное, что я испытал, увидев Бэйна и его окружение – предвосхищение дальнейшего развития событий. Кроме того, последние слова выпуска, слова Бэйна «The Bat is broken» подозрительно перекликаются с финальными словами Кошки в финале 11-го выпуска: «I tell you finally how you can break the bat». Кинг уже рассказал, что планирует написать 100 выпусков на этой серии и, соответственно, мы лишь на середине пути. Подойдя к экватору и обернувшись, я понял, что моя зависимость – это не слабость. Я продолжу идти по дороге, что прокладывает Том, с гордо реющим знаменем кингоголизма и да не введут меня в искушение обласканные критиками хайповые лимитки а-ля God Country, но избавят от лукавого сравнения со временами былыми, когда трава была зеленее и Бэтмен Goddamn’ее.

Поделись Радостью