Глава 6. Реализм. Сэйнен, Дзёсэй, Дзёхо

Обложка манги Tsurubaka Nisshi

Обложка манги Tsurubaka Nisshi

Главной тенденцией в манге, выпускаемой в восьмидесятые годы, был реализм. Авторы научно-фантастических и фэнтези произведений использовали его чтобы придать выдуманным им мирам цельности, веса, правдоподобности. Иные же мангаки стремились рассказывать новые истории, в которых находили отражение проблемные темы. Стремление рассказывать о повседневном, концентрации на будничном, появилось не просто так. Одно поколение поклонников манги сменялось другим. Редакторы журналов и издатели понимали, что некогда юные фанаты манги теперь выросли, обзавелись семьями и работами, детьми, ипотекой. Их вкусы изменились вместе с ними. Таким образом редакторы стремились угодить новой аудитории, выросшей из прежней. Это привело к развитию нового рынка манги для молодых людей. Пышно расцвела сэйнен манга, читателями которой были молодые мужчины, и родилась дзёсэй манга, нацеленная на девушек.

Обложка 1 тома манги Adolf ni Tsugu

Обложка 1 тома манги Adolf ni Tsugu

Чем больше читателей манги превращалось из учеников колледжей в офисных работников, неустанно трудящихся шесть дней в неделю, тем сильнее менялся образ типичного рабочего в восточных комиксах. Теперь офисные работники не изображались аморфными жалкими неудачниками, прозябающими на отшибе жизни. Некоторые персонажи теперь стали симпатичными жалкими неудачниками, работающими на ненавистной работе на полставки, преследуя тем временем свою настоящую мечту. Одним из таких был, к примеру, герой манги Кеничи Китами и Юзо Ямасаки Tsurubaka Nisshi, написанной в 1979 году. Антиподом этой манги была ода корпоративному труду Кенси Хирокане Kacho Kosaku Shima – рассказ о трудолюбивом японском «яппи», умном и принципиальном, пользующимся популярностью у женщин. Образ героя манги был настолько идеализирован и далек от правдоподобности, что когда издатель манги Kodansha объявил конкурс «номинируй «Шимо Косаки» вашей компании!», отозвались на него лишь немногие, поскольку столь честных работников практически не существовало. И хотя диссонанс между реалистичными корнями манги и ее образцовым героем был велик, на популярности ее это не сказалось. Хирокане позже выписал такого же идеального героя для своей очередной манги Kaji Ryusuke no Gi, и не прогадал – серия выходит по сей день.

Обложка одного из томов Crying Freeman (Kuraingu Furiman)

Обложка одного из томов Crying Freeman (Kuraingu Furiman)

Даже Осаму Тедзука под конец своей карьеры предпочитал создавать реалистичные сюжеты. В Adolf он использовал менее мультяшный стиль рисования, стремясь рассказать комплексную историю о войне, шпионаже и расизме. История о трех Адольфах – нацистском солдате-полукровке, его друге еврее, и, наконец, самом Гитлере – у Тедзуки вышла политизированной, но очень интересной, детально проработанной и при этом достоверной. Недаром Adolf в отдельных книжных магазинах ставят на полки с произведениями литературы, а не манги.

В отдельных случаях стремление к реализму выливалось в непосредственное почти журналистское описание текущих событий, породив дзёхо или «информативную» мангу. Манга, ориентированная на отображение бизнес-новостей или обладающая качествами иного информационного медиума, газеты, получила распространение. В 1992 году в еженедельнике Spa! Началась публикация Kobayashi’s Gomanism Sengen – мангаподобных эссе, посвященных блестящей политической сатире. Даже издания, посвященные финансам, часто публиковали новости в виде манги. Одно из таких изданий даже наняло Сётаро Исиномори для адаптации курса лекций в мангу. Manga Nihon Keizai Nyumon оказалась хитом, вдохновив собой множество работ в жанре дзёхо, включая Made In Japan Такао Саито – биографию президента Sony Акио Морита.

В то время как реализм в манге проявлялся в основном в темах произведений, иные художники, особенно те, кого вдохновляли европейские картунисты, жаждали и стремились достичь реализма визуального. Копилка сэйнен манги пополнилась отличной Kuraingu Furiman, работой Казуо Коике и Риоичи Икегами, преисполненной насилия и демонстрации сильных чувств.

Пожалуй, творчество Кацухиро Отомо является лучшим примером того, как эстетика западных комиксов вдохновляла жанр японской манги в восьмидесятые годы. Визуально его арт был вдохновлен стилем Мёбиуса, герои и задники панелей были невероятно детализированы, придавая манге ощущение реализма и глубины, совершенно нехарактерные для жанра. Даже первая манга Отому Domu: A Child’s Dream была серьезной: сюжет рассказывал о загадочной цепи самоубийств, произошедших в пределах одного квартала, плавно трансформируясь из тягучего триллера в эпическое противостояние между двумя главными героями. Манга Отому быстро стала хитом у читателей и критиков, завоевав в 1983 году награду Гран-При Японии за лучший научно-фантастический роман.

Следующая же манга Отому закрепила за ним репутацию гениального автора. Akira стал вехой в манге, реалистичным произведением с по-настоящему мощным сюжетом и фантастического качества артом. Постапокалиптическая манга мгновенно стала популярной, причем работ в жанре «далекое и мрачное технологическое будущее» стало выходить настолько много, что сам сеттинг стал клишированным за считанные годы. Первый том манги Akira издали в Америке в 1988 году, а за ним оперативно последовал выход дублированной версии аниме на ее основе. Выход манги и аниме совпал со всплеском интереса к киберпанку, проложив таким образом дорогу к огромным продажам Akira. В Америке манга Отому стала одним из первых хитов наравне с Lone Wolf and Cub.

Несколько иллюстраций из Akira:

Одним из тех, кто следовал примеру Отомо был  Масамунэ Сиро, во всех крупных работах которого прослеживалась тематика дисфункционального высокоразвитого общества будущего. Сиро создал несколько отличных произведений: сперва Black Magic (1983-1985), затем Appleseed (1895-1989), и, наконец, Kokaku Kidotai (Ghost in the Shell), ставший знаменитым благодаря божественной адаптации Мамору Осии). Сюжеты Сиро были куда запутаннее, чем у Отомо или сопоставимых с ним мангак, но большая их часть была погребена под слоем техножаргона, никоим образом не влияющего на развитие персонажей.

Одной из постапокалиптических серий, далеких от стиля Akira, была Kaze no Tani no Naushika, оставшаяся единственной крупной мангой легендарного мультипликатора Хаяо Миядзаки. Реализм в манге Миядзаки был представлен на нескольких уровнях: точными были изображения технических устройств и окружающей среды; сюжет вращался вокруг острой темы экологической безопасности; темп, тон и наличие подтекста (равно как и отсутствие особого экшена) возносят серию над обычными представителями манги, наделенными черно-белой моралью.

Nausicaä of the Valley of the Wind

Nausicaä of the Valley of the Wind

Глава 7. Свобода, Цензура, Компромиссы

Рекламные постеры, точно цветные мухи, обсели стены вагонов метро. Большая часть из них возвещает о релизах новой манги. Крупные издатели знают, что делают: манга является неким волшебным спасительным средством от транспортного ада – поездок в Японском метро, где вагоны бывают переполнены в пять раз. В семидесятых годах в Японии не пяти-, а шестидневная рабочая неделя была нормой. Чтение манги позволяло убить время в поездках, длящихся до двух с половиной часов. Кое-кто даже подмечал, что черно-белые комиксы идеально подходят для чтения в метро, поскольку их главы достаточно коротки и время на их чтение уходить примерно столько же, сколько у поезда на преодоление расстояния между двумя ближайшими станциями. Один-два танкобона можно было растянуть на всю поездку, довольствуясь не «прелестями» часа пик в виде взмокших людей с затравленным выражением на уставшем лице или подслушивая обрывки чужих разговоров, а наслаждаясь приятным эскапизмом.

Young Comic

Young Comic

Путь от юношества к мужеству довольно прост. В страдающем от рецессии деловом секторе Японии вскоре наметились новые тенденции, а старые традиции начали понемногу отмирать. Выбиваться из сил ради повышения, отдавать всего себя работе и посвящать все время компании, на которую трудишься, перестало гарантировать стабильный заработок или даже карьерное продвижение по службе. Достаточно ли в тебе сил, чтобы работать весь день, задерживаться допоздна ради традиционных ночных бизнес-посиделок в клубах, и после этого успевать в офис на следующее утро? Готов ли ты ползать перед начальником, моля о повышении? Важнее ли жить работой, чем посвящать время семье и жене? Устраивает ли тебя участь обычного винтика в громадной машине корпоративного бизнеса? Самураи, спортсмены, члены якудза, наемные убийцы, обольстители женщин, бунтари, харизматичные искатели приключений – вот одни из самых стойких архетипов мужской крутости в манге. Этой судьбы себе желают миллионы японцев, от зари до зари работая в душных офисах, откладывая жизнь на потом.

Manga Action

Manga Action

По мере того как комиксы для мальчиков развивались в пятидесятые и шестидесятые годы, а сами мальчики превращались в мужчин, издатели умышленно трансформировали свои журналы с учетом вкусов нового поколения – так и родилась сэйнен манга (манга для молодых мужчин). Стало возможным ранее немыслимое. Мангаки, работающие на Young Comics или Manga Action (и на последующие за ними журналы) теперь могли затрагивать в своих произведениях темы, которые до этого считались приоритетом альтернативных изданий, вроде Garo или COM. Создатели и читатели манги теперь росли вместе. Сэйнен манга стала той необходимой отдушиной для японских мужчин, работающих много и часто. Как бы тебя не унижали на работе, какие бы споры с коллегами ты не вел, каким бы испорченным не казался еще один день, всегда можно было вообразить себя на месте героев манги Lone Wolf and Cub или Golgo 13, независимых одиночек, которые с таким плачевным положением дел просто отказывались бы мириться. Если твоя личная жизнь лежала в руинах, твои будни мог скрасить парад любовных приключений обаятельного Люпина.

Огромную роль в популяризации манги играет и географическое положение Японии. Высокий уровень стоимости жилья в центре городов означает, что многие покупают дома или арендуют квартиры в пригородах.  Около тридцати с лишним миллионов людей живет в пределах пятидесяти километрах от Токио. Неудивительно, что японцы предпочитают в качестве средств передвижения метро, а не личный транспорт. Улицы большинства городов в Японии довольно узкие, а трафик безумен. Машину, к тому же, сложно купить, поскольку японцы обязаны предъявить для нее парковочное место, арендовать которое бывает сложнее и дороже, чем жилье. Распространение надземных видов транспорта частично разрешило проблему с пробками на дорогах, но лишило простых обывателей наслаждения вести машину. Так почему в таком случае не обратится к манге в поисках адреналина? С ее бодрым темпом, «линиями движения» и огромными кричащими пузырями с текстом она вполне может дать ощущение от скоростной поездки.

Maison Ikkoku

Maison Ikkoku

Визуальная часть манги, часто похожая на раскадровки очень крутого фильма – вот что привлекло к ней множество взрослых читателей. Читатели обращаются к манге во многом затем, чтобы испытать тот опыт, который может дать кино, но в силу технических ограничений, не имеет возможности предоставить. Гигантские тщательно выписанные истории-саги на тысячи страниц и безупречный визуальный ряд, тщательно выверенный и не уступающий высокобюджетному блокбастеру (и не ограниченный никаким бюджетом) – манга дарит читателям уникальный опыт. Не случайно в тот период, когда интерес к манге и просмотру телевизионных программ возрос, посещение кинотеатров в Японии снизилось. В 1972 году их посетило в шесть раз меньше человек, чем в 1958. Некоторые окрестили мангу как «кино для бедняков», хотя справедливее будет сказать, что это японское кино больше похоже на «мангу для бедных». В течение девяностых годов индустрия манги сгенерировала прибыль втрое большую, чем кино-сектор. Что еще интереснее, это киношникам приходилось платить издательствам за права на экранизацию манги. Аниме-версии манги стали необычайно популярными: даже при скоромном бюджете они могли шокировать своим качеством. Аниме, вроде адаптации Akira или Ghost in the Shell, а также фильмы Хаяо Миядзаки часто ответственны за половину годовой прибыли во всей индустрии.

Tokyo Story

Tokyo Story

Как можно было предположить, мангаки, занимающиеся производством сэйнен-манги, вскоре начали эксплуатировать в своем творчестве сексуальные темы. В комедиях, нарисованных в мультяшном стиле, может быть показана легкая эротика или даже намек на оную в виде панцушотов (меметическое изображение нижнего белья героинь, ставшее клише, с которым у большинства людей ассоциируется любая манга в целом), а в серьезных произведениях могут демонстрироваться сцены секса. С другой стороны и тонкие материи, вроде изображения томления или демонстрации чувственной страсти, мангаки научились передавать на очень высоком уровне. Посмотрите хотя бы на Maison Ikkoku или Tokyo Story. Западные представления о демонстрации секса в манге часто бывают искажены. На страницах ведущих журналов, таких как Morning, или Afternoon, или Big Comic, или Young печатается не порнография, а умные и хорошо рассказанные истории для взрослых, варьирующиеся жанрово, и не чурающиеся показывать секс или насилие, но почти никогда не делающие этого гротескно или безвкусно. По-настоящему «взрослые» комиксы чаще всего публикуются в меньших по формату журналах и меньшими издательствами, либо же собираются в додзинси – любительские журналы.

Стоит помнить, что пусть в манге и распространена вседозволенность – то есть не существует запретных тем или табу на некие отдельные темы – это не значит, что материал в журналах совсем не регулируется. Напротив, мангу формально можно цензурировать десятками разных путей. Публичные или частные просьбы, направленные в соответствующие инстанции, рассматриваются и тщательно проверяются. «Вредная» манга инспектируется на предмет спорных тем на регулярной основе, пусть само определение «вредной» намерено размыто. Любая манга, считающаяся запретной, может быть изъята из продажи постановлением местных органов власти и включена в черный список.

До 1990 года изображение сцен секса в манге обязано было подчиняться параграфу 175 национального уголовного кодекса. Этот закон мог быть применен против распространителей манги, ее издателей и создателей, и означал наложение крупных штрафов на магазины, продающие мангу и ее дистрибьюторов. Что этот закон оставляет за кадром, так это конкретную интерпретацию «оскорбительного содержания» манги, указывая только, что издание должно соответствовать принятым нормам, а реалистичное изображение гениталий и лобковых волос в манге должно быть зацензурировано. Мангаки часто реагировали на подобный запрет с выдумкой. Стратегические зоны блокировались тенями или черными непрозрачными геометрическими фигурами, пиксельным эффектом или вообще оставались белыми, чтобы читатель сам мог дорисовать на странице что фантазия ему подскажет. Художниками был разработал специальный лексикон символов. Они заменили изображение влагалища цветами или ракушками, а пенисы змеями, фруктами фаллической формы или бейсбольными битами. Закон о цензуре, скорее всего, только помог мангакам. Его ограничения заставили их быть креативнее, изобретательнее и не экономить на выразительных средствах.

Great Teacher Onizuka

Great Teacher Onizuka

Удивительным при том, что сцены сексуального характера или насилие в манге распространены, является факт, что в Японии процент изнасилований и убийств ничтожно низок по сравнению с, например, Америкой. Не только это уничтожает любые аргументы о том, что «вредная» манга побуждает читателей действовать вне закона, есть теория, что визуализированные фантазии на бумаге как раз и помогают преступности оставаться на низком уровне.

Ювенальные преступления в Японии не редкость. И хотя убийств и тяжелый преступлений в стране совершается мало, за последние четверть в века возросли, в частности, угоны. Существует теория, согласно которой родители проблемной молодежи, раздавленные рецессией, не могли обеспечить своих детей благами, поэтому большинство безработных тинейджеров предпочло угонять автомобили и мотоциклы, стремясь к жизни, о которой им мечтается. Мотоциклетные банды молодежи могут быть видны в Akira, например. А в Great Teacher Onizuka главный герой сам является безработным лидером банды, который берется за преподавательское ремесло по глупости, но обнаруживает, что так ему становится удобнее контактировать с проблемными подростками, его учениками. Взрослая манга не чурается исследовать криминал. От владельцев ломбардов до членов якудза, от коррумпированных политиков до членов электората – манга может предложить вам на выбор хроники бандитов всех мастей.

Взросление аудитории манги совпало с экономическим взрывом в конце девяностых годов. Как следствие этого ежегодный тираж журналов, печатающих мангу для взрослых, увеличился в разы, обогнав на сто миллионов экземпляров журналы с детской мангой. С тех пор бум серьезной манги поутих, но до сих пор детская и взрослая манга на рынке продаются примерно поровну. И хотя ни один из журналов не достиг многомиллионных тиражей изданий детской манги, те же Big Comics и Morning каждую неделю продавались в количестве чуть больше миллиона экземпляров.

Взрослая манга в Японии не перестает развиваться, а это в свою очередь влечет за собой постоянные разбирательства. Протесты материнских комитетов, антирасистских групп, феминисток – любого, кто чувствует, что жанр зашел слишком далеко – рассматриваются и разрешаются после того, как обе стороны находят неизбежные компромиссы. Случайная серия может переступить некую черту и быть причиной скандала, но тотальной цензуры манге все еще можно не бояться, поскольку снова и снова она доказывает, что может считаться полноценным взрослым искусством.

Глава 7. Манга для женщин: Редикоми, Обаталиан

Section Chief Kosaku Shima

Section Chief Kosaku Shima

Естественно не все в Японии читают мангу. И все же ее очень трудно игнорировать в повседневной жизни – она всплывает в газетах, журналах о спорте или моде. Чтение манги – удел молодых. Старые японцы, рожденные перед Второй мировой, часто не воспринимают и тем более не понимают мангу, читаемую их детьми, у которых часто тоже уже есть дети. С другой стороны множество из рожденных на волне послевоенного бэби-бума жителей Японии в детстве читали мангу. Будучи подростками и студентами в шестидесятые годы, они отринули ценности своих родителей, к которым относилось и пренебрежение к манге. Говорят, что в те времена у студента в левой руке был зажат номер либерального журнала Asahi Journal, а в правой – выпуск еженедельного Shonen Magazine. Выросшие в те годы люди – поколение манги. Она является одним из их интересов, и их страсть во многом изменила медиум, заставив тот развиваться и меняться. Издатели знают, что таких читателей, составляющих большую долю от общего числа, не стоит терять, и в то же время стараются привлечь к чтению новые и новые поколения.

BE LOVE (Kodansha)

BE LOVE (Kodansha)

Низкий статус офисного работника в Японии долгое время был темой, которую мангаки, концентрирующиеся на создании юмористической манги, эксплуатировали с неиссякаемым интересом. К концу 1970-х годов, впрочем, когда новое поколение начало занимать важные посты среднего звена в крупных компаниях, стереотипы о трудолюбивых работягах рассеялись, как дым. Их назвали «новой породой», потому что они не поклонялись этическим идеалам, почитаемым их родителями. У них были иные приоритеты, а своего они добивались не бездумным трудом, а интеллектом, находя баланс между карьерой и семьей. Первой мангой, сумевшей запечатлеть эту перемену, была Diary of a Fishing Freak, вышедшая в 1979 году. Это был фантастический ситком, довольно безобидный и милый. Другая серия, гораздо более серьезная, Human Crossroads, исследовала тревоги бизнесменов. Ее герой волновался, что, работая в офисе, повторяет судьбу своего отца, истерзанную нереализованными амбициями. Сочинялись и оды корпоративному бизнесу – герой Section Chief Kosaku Shima был ролевой моделью для обычных служащих, трудолюбивым успешным бизнесменом, пользующимся успехом у женщин.

Еще одним демографическим пластом, которым пренебрегали издатели манги, были взрослые женщины. Все это изменилось когда поколение женщин, чьи вкусы сформировала классика сёдзё начала семидесятых годов, поступило в начале восьмидесятых годов на работу, столкнувшись там с отсутствием равноправия и сексуальной дискриминацией. Многие из офисных работниц влачили жалкое существование на работе, но вне ее воплощали свои мечты в жизнь. Эти дамы откладывали брак на потом, работали до седьмого пота и жили с родителями. По вечерам же они могли наслаждаться двойной жизнью, посещая ночные клубы, фешенебельные вечеринки, ходить на свидания. Эти секретарши, медсестры, помощницы продавцов, одинокие и брошенные жены, скучающие домохозяйки не имели возможности читать нравящуюся им мангу, поскольку ее тогда просто не было.

You

You

Женские журналы еще с начала шестидесятых годов флиртовали с мангой, периодически публикуя короткие рисованные истории. Попытки привлечь новую аудиторию были предприняты журналом Осаму Тедзуки Funny в 1969 году или Josei Comic Papillon в 1974, но завершились они неудачно, а оба издания были закрыты в течение года. Только в 1980 году Kodansha выпустила первый успешный манга-журнал для женщин Be Love. Другие издатели спешно запустили сперва журналы For Lady, You и Bonita, а потом, в 1985 году, и большой ассортимент комиксов для леди или редикоми. Большинство таких журналов создавалось женщинами. Были среди них как новички, так и опытные авторы, пришедшие из сёдзё-манги. Редикоми манга была посвящена жизням и мечтам взрослых женщин. Часто в таких мечтах фигурировали головокружительные романы и мужчины, берущие главную героиню в жены под конец серии.

Некоторые комиксы, впрочем, гарантировали авторам-женщинам новообретенную свободу самовыражения. Многие авторы воспользовались ею, чтобы показать новую степень женской сексуальности, доселе нигде (и особенно в журналах, печатающих мангу для девочек) не демонстрируемую. К концу восьмидесятых годов почти четверть комиксов для женщин включали в себя хентай-сцены. Хентай, известный также как эччи, – это манга, характеризующаяся повышенным сексуальным накалом. По этим подразумевается все от невинных намеков до сцен секса с кальмарами.  В ежемесячных журналах Aya, Rogue и Comic Amour изображение женщинами романтических и сексуальных отношений между секретарем и ее новым боссом, студенткой и учителем, или домохозяйкой и мужем ничем не отличается от того, каким его рисуют авторы мужчины. Разве что сюжета в таких произведениях больше, а акцент в секс-сценах сделан не на половой акт, а на прелюдию. С учетом того, каким консервативными считались японские женщины, такая манга шокировала общественность.

Aya

Aya

Основной аудиторией редикоми являются женщины в возрасте от 19 до 29 лет, хотя читают их и пятнадцатилетние девочки, интересующиеся миром взрослых. Карен Энг из американского журнала Ben Is Dead однажды расспросила класс семнадцатилетних школьниц о сексе, каким его показывает взрослая манга. Многие из учениц рассказали о важной роли манги в обществе японских девушек, не получающих в школах уроки полового воспитания. Так, одна из девушек написала, что ее родители никогда не разговаривали с ней на такие темы, не говорили о венерических заболеваниях и контрацептивах. «Поэтому об этом я узнаю из комиксов», заключила она.

Из редикоми можно узнать куда больше, чем просто тонкости завязывания черенка от вишни в узел при помощи языка. Большая часть такой манги повествует о насущных проблемах, вроде семейных отношений. Редикоми может рассказывать как о стремительном романе с идеальным мужчиной, так и быть переполнена откровениями на темы инцеста, импотенции, развода, рукоприкладства. Одной из таких тем является некая форма социальной изоляции, которой подвержены только молодые женщины. В Японии ввиду высокой цены на недвижимость, жене часто приходится жить с родителями мужа под одной крышей. Стресс, к которому это приводит, и методы разрешения конфликтных ситуаций описаны в журнале Truly Horrifying Mother-in-Law Comics. Аналогично журнал под названием Paying the Bills рассказывает о финансовых ограничениях в браке. Многие японцы слишком много работают и слишком мало времени уделяют семье, а такие журналы помогают женщинам лучше понять, как разрешить имеющиеся у них проблемы.

Женщины постарше, да те же свекрови или тещи, тоже читают редикоми. Их прельщает специфическая манга обаталиан – ода въедливым представителям женского пола, часто добивающихся своего путем шантажа и смекалки. Такие комиксы рассказывают о домохозяйках, умудряющихся занять последнее место в автобусе или выторговать для себя вещь подешевле. Да, банально, но такая чисто пародийная манга не только часто бывает отлично написана, но и пользуется у взрослых женщин неизменной популярностью.

К началу девяностых годов женщины могли выбрать из шестидесяти редикоми журналов, чей суммарный тираж достигал ста миллионов экземпляров. Редикоми столь же популярны и разнообразны, сколь и обычные журналы для женщин. В некоторых таких журналах в форме манги публикуются советы о том, как провести свадебную церемонию, советы о беременности, уходу за собой и за ребенком, или же мотивационные истории, вдохновляющие женщин строить карьеру.

Секция манги для девушек в магазине Book Off (Осака)

Секция манги для девушек в магазине Book Off (Осака)

Комиксы в течение долгого времени были известны как чрезвычайно эффективное средство для обучения и передачи информации. Уилл Айснер, например, изрядно приукрасил своими стрипами простую инструкцию, раздаваемую в армии США. Мангаки в своем стремлении сделать обучение интересным также добились немалого. Школьные учебники и развивающие книги для малышей в Японии уже давно доступны в форме манги наравне с учебниками для колледжей и университетов. Из манги можно почерпнуть практически любую информацию, и также просто «закодировать» ее в форму обычного черно-белого комикса. Мультяшные повара демонстрируют рецепты приготовления сложных блюд, а профессиональные спортсмены дают советы относительно постановки замаха в гольфе. Увядающая популярность древней игры го среди юного населения была возрождена натурально в течение одного дня, когда в 1999 году начала выходить успешная серия Hikaruno Go. Некоторые взрослые предпочитают мангу, темой которой является маджонг, больше, чем играть самостоятельно – так и время можно сэкономить и себя на месте победителя вообразить. В течение года с момента публикации манги Сётаро Исиномори, объясняющей основы экономики, ее купили более полумиллиона человек. Все это доказывает насколько просто люди воспринимают информацию, доходящую до них через комикс.

Продолжение следует…

Поделись Радостью
  • “Что еще интереснее, это киношникам приходилось платить издательствам за права на экранизацию манги”.
    Где-то бывает по-другому, авторы отдают своё произведение на экранизацию, и ещё и приплачивают киностудии за оказанную честь?

    Спасибо за познавательную рубрику!