О ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ И ОБЕЗЬЯНАХ

В 1927 году Джозеф Нибе отправился в Тарзана, Калифорния навестить Эдгара Райса Берроуза. Нибе был основателем Famous books and plays, Inc. и одним из первых людей, кому пришло в голову адаптировать популярные произведения в виде комиксов. Нибе хотел адаптировать бестселлер Берроуза Tarzan of Apes в виде газетного стрипа. Писатель согласился. В то время идея Нибе была оригинальной, поскольку реалистических приключенческих стрипов тогда просто не существовало. Little Nemo Винзора МакКея был, возможно, самым великим фантастическим стрипом, и содержал в себе приключенческий элемент, но он не был реалистичным. Hairbreadth Harry также был приключенческим, но темой его была комедия, а не драма, к которой тяготел Тарзан. Ближе всего к задумке Нибе подобрался легендарный Wash Tubbs Роя Крейна, начавшийся публиковаться в 1924 году. Однако, Крейн только в 1929 году ввел в свой стрип другого персонажа, Captain Easy, который и помог творению Крейна войти в историю как веха в приключенческом жанре. Чтобы наверняка сделать Tarzan  успешным, Нибе обратился за помощью в его создании к художнику обложек книг Берроуза, Аллену Джону. Джон был заинтересован в предложении, но отверг его, как только узнал о сроках сдачи материалов. Нибе был нужен художник, а не картунист. Кто-то, кто понимает основы искусства на более глубоком уровне и имеет прекрасную технику рисования. Так, в 1928 году он обратился к Хэлу Фостеру.

22Пользуясь текстовой адаптацией романа, написанной Р.В. Палмером, Фостер разбил сюжет на несколько частей, которых должно было хватить для публикации стрипа в течение десяти недель. Стрип был пятипанельный, публиковался он шесть раз в неделю – Фостер таким образом нарисовал 300 панелей. «У меня не было никаких инструкций, только книга. Я самостоятельно адаптировал ее», вспоминал Фостер. Художник тщательно подготовился к созданию стрипа. Хэл нашел референсы всего, что его интересовало – от одеяний, носимых в ту эпоху, до дизайна кораблей. Фостер использовал своих родителей в качестве моделей при создании образов лорда и леди Грейстоук. Самого Тарзана, как считают, Фостер срисовывал с актера Генри Уилкоксона.

И хотя рекламное агентство, занимающееся распространением «Тарзана», было опытным, ему так и не удалось заинтересовать издателей в покупке стрипа. Нибе начал поиски дистрибьютора серии, отправив портфолио Tarzan в King Features Syndicate. Медиа-магнат Уильям Рендольф Херст самолично утверждал все стрипы, будучи большим поклонником жанра, но выглядящий необычно Tarzan его внимание не привлек. Тогда Нибе связался с другим синдикатом. Его глава, Максимилиан Элсер согласился распространять стрип, пойдя на сделку с редакторами газет. Элсер предложил сперва купить у него адаптацию Фостера, а лишь затем, после оценки читательского интереса к стрипу, приобрести уже стрип-онгоинг.

21Tarzan, нарисованный тридцатишестилетним Фостером, дебютировал в британской газете Tit-Bits в ноябре 1928 года. Только два месяца спустя стрип о Короле Джунглей был напечатан в тринадцати американских и двух канадских газетах. В тот же день, 7 января, дебютировал еще один культовый стрип – Buck Rogers Дика Калкина. Вдобавок к этому в 1929 году сокровищница комиксов обогатилась Thimble Theathre (стрип о морячке Папае) Сигара, Napoleon Клиффорда МакБрайда, и Tintin Эрже.

23Фостер создал самую успешную и многими считающимися лучшей версию Tarzan. Он создал атмосферу благородства и аристократизма, которую впоследствии пытались имитировать главный художник серии и мастер изображения анатомии Берн Хогарт, Рубимор, Боб Лабберс, Расс Мэнинг, Джил Кейн, Майк Грелл, Грей Морроу и Джо Куберт. Еще одним нововведением стрипа стала фирменная манера Фостера разделять арт и текст на странице. Фостер счел, что пузыри с текстом будут плохо сочетаться с его стилем изображения, поэтому предпочел выносить диалоги и описания за пределы рисунка. Это позволило ему рисовать детальные панели, не потревоженные текстом. Манера рисования Фостера, включающая в себя реалистичное изображение объектов, безупречную передачу анатомии, и завидное чувство композиции, пришлась читателям по душе. Спрос на Tarzan был так велик, что в 1929 году издательство Grosset and Dunlop издало сборник серии под названием Illustrated Tarzan book #1.

После завершения работы над стрипом Фостер вернулся к созданию рекламных макетов, а Нибе предложил Рексу Максону рисовать уже ежедневный стрип о Тарзане. Фостер оказал Нибе услугу, но сам себя Хэл считал иллюстратором, а к комиксам относился как к низшему медиуму. Тем не менее, для Tarzan он еще нарисовал и нечто вроде ориджина героя, такой себе одностраничный комикс. Для газет, которые решили публиковать Tarzan после оригинального рана, Фостер придумал синопсис дальнейших приключений героя.

Надеждой Фостера было стать первоклассным иллюстратором, но, как и надеждам миллионов американцев, ей не суждено было сбыться в том злосчастном году. Великая депрессия положила конец сытому существованию рекламщиков. Фостер лично был свидетелем трех самоубийств в пригороде Чикаго, включая совершившееся у него на глазах. Напротив ресторана, где художник обедал, прямо на мостовую, пролетев девять этажей, приземлился очередной прогоревший брокер. Фостер вспоминает, что часть своих гонораров он инвестировал в ценные бумаги, ставшие очень быстро бесполезными . Паленски-Янг быстро смекнули как привлечь новых клиентов. «У нас в офисе стояла двадцатилитровая банка с алкоголем. У нас был и поставщик – дело было во времена сухого закона. Каждое утро я смешивал галлон синтетического джина», говорит Фостер. Поначалу клиенты просто приходили выпить пару стаканов, расслабиться, поиграть в пинг-понг да запустить из окна многоэтажки воздушного змея. А потом начальство объявило, что любой, кто приходит, должен был обеспечить Паленски-Янг хоть какой-то работой. Схема сработала, и агентство кое-как оставалось на плаву весь последующий год.

А потом на выручку Хэлу пришел Тарзан.24

Эдгар Райс Берроуз ненавидел арт в стрипе и считал, что Максон высмеивает его героя. В течение многих лет Берроуз слал в United Features Syndicate гневные письма, жалуясь на непрофессионализм художника. Нибе вновь обратился к Фостеру. Тот не желал иметь с газетными стрипани ничего общего, но согласился принять предложение Нибе, понимая, что иначе прокормить семью у него просто не выйдет. В сентябре 1931 года вышел первый воскресный выпуск стрипа, нарисованный Фостером. Максон продолжал рисовать ежедневный стрип.

Согласно контракту, прибыль от стрипа распределялась соответственно: 50% доставалось United Features Syndicate, 20% получал Берроуз, а 30% – Famous books and plays, из которых 75 долларов в неделю выплачивалось Фостеру. Хэл и оставшиеся четыре художника в агентстве наслаждались стабильным заработком и, по словам Фостера, последующие полтора года «ели обезьяну». Хэл поручил собирать референсы, рисовать бэкграунды и леттерринг своим коллегам, выплачивая им гонорар из своих доходов. 75 долларов распределялись поровну и каждый из художников уносил домой по 15. Благодаря этому довольно сложный в производстве стрип выходил по расписанию.

Фостерам не приходилось привыкать к «тяжелым временам». «Каждая семья по-своему выживала», говорила Хелен. «Мы ели больше спагетти и бургеров в те дни. За пятнадцать центов можно было купить фрикаделек на всю семью – двух детей и двух взрослых». Хэл также не забывал о своих навыках рыбака. Он периодически отправлялся на рыбалку, каждый раз принося домой неплохой улов.

В 1930-е годы были запущены множество важных стрипов, а общий уровень их создания и требования к художникам, соответственно, выросли многократно. В 1930 году стартовал Blondie Чика Янга. Годом позже начал выходить мега-популярный Dick Tracy Честера Гульда. Алекс Реймонд создаст гениальный Flash Gordon в 1934, а также запустит в производство Jungle Jim и Secret Agent X-9 с Дешилом Хэмметом. В том же году начнет выходить Lil’ Abner Эла Кэппа, Mandrake the Magician Ли Фалька и Фила Дэвиса, и, конечно, Terry and the Pirates Мильтона Каниффа. В 1936 выйдет первый выпуск Phantom Фалька. Начнется золотой век газетных стрипов.

Изначально Хэл не планировал делать из Tarzan шедевр, рассматривая стрип только как возможность не помереть с голоду. А затем ему начали приходить письма от фанатов. Это показалось Фостеру необычным. Его арт и так демонстрировался в галереях и был опубликован в журналах, но теперь он получал послания от людей, искренне любивших его творчество. Стрип вскоре стал для Хэла поводом для гордости, и он посвятил его созданию всего себя без остатка. В итоге популярность героя существенно выросла, причем сам Хэл осознал это только в тот момент, когда один юный фан повелителя джунглей упал с дерева и сломал себе руку, притворяясь Тарзаном. Им был сын Хэла, Артур.

Фостер был первым иллюстратором, привнесшим в комиксы элементы высокого искусства. Он был первым, кто экспериментировал с техникой под названием chiaroscuro в комиксах. Она превалировала  эпоху позднего Ренессанса, а использовали ее Караваджо, Рембрандт и ЛаТур. Фостер часто использовал один источник освещения, рисуя очень густую, непроницаемую тень, придающую рисунку необходимую динамику. Хэл знал, что максимально контрастные части рисунка привлекают человеческий взгляд, и сознательно уменьшал количество светлых зон в панелях, таким образом создавая псевдо-эффект глубины и объема. Сам не осознавая того, Фостер проложил путь таким художникам, как Алекс Реймонд, Мильтон Канифф и Ноэль Сикелс. В руках Фостера Tarzan стал подобен эпичной кинокартине. Его «египетский цикл» считается зенитом газетной иллюстрации, чье качество и постоянство до сих пор никто не мог повторить.

t3Сам Хэл, впрочем, создавал иллюстрации, руководствуясь нехитрым принципом: «Неважно насколько красивой будет картинка, если нет сюжета или она ничего не значит, интереса к ней не будет существовать». В итоге приключения Тарзана уже не могли поддержать интерес самого художника. Фостер постоянно был разочарован низким качеством сценариев и ограничениями, накладываемыми на него работой с чужой интеллектуальной собственностью, но он никогда не позволял своему рисунку страдать из-за этого.

Другой причиной недовольства Фостера были деньги. Популярность стрипа выросла значительно, а его банковский счет – нет. Он получил прибавку в 25$ за страницу в декабре 1933, но это была единственная прибавка за два года. В феврале 1934 года Монте Бурджали, главный менеджер United Features Syndicate написал Фостеру письмо с просьбой нарисовать для юбилея Houston Post специальный плакат с Тарзаном. Фостер написал ответное письмо, в котором отказался это делать, ссылаясь на низкую плату, и выразив надежду на изменение контрактных обязательств в его сторону. Бурджали такого не ожидал. United Features немедленно связался с Нибе, но тот отказался платить Фостеру прибавку из своих 30%. Также Хэл написал схожее письмо самому Берроузу. Того озаботило письмо Хэла, и он в свою очередь написал Бурджали:

«В свете дошедшей до меня информации я боюсь, что вы можете потерять Фостера. На мой взгляд, это было бы катастрофой, и если еще сотня долларов в неделю может повлиять на его решения, я думаю, что это будет выгодной инвестицией. На деле имя Тарзана и восхитительный арт Фостера делают воскресный стрип Tarzan выдающимся произведением, и как Фостер, так и я получаем малый процент с продаж. Я не собираюсь получать меньше, и, уверен, Джо Нибе тоже, и, если честно, я думаю, что только от United Features зависит, смогут ли они удержать Фостера. Если вы его потеряете, стрип умрет. Я в этом уверен, выслушав множество комментариев относительно качества арта воскресного стрипа Tarzan».

United Features в итоге подняли размер гонорара Фостера до 125 долларов за страницу, но ущерб уже был нанесен – Хэл начал работать над собственным стрипом.

РОЖДЕНИЕ ПРИНЦА

25

Фостер видел, какими успешными были Buck Rogers и Flash Gordon, но вместо того чтобы создать футуристический стрип, он доверился чутью, твердившему «публика сама не знает чего хочет», и таким образом придумал Prince Valiant. Фостер нарисовал первую страницу стрипа еще в 1934 году, но порвал ее, потому что у него не было нужных исторических познаний для придания комиксу реалистичности. Почти два года понадобилось художнику для сбора информации о том историческом периоде, в котором происходило действие Prince Valiant. Восхищенный историями о благородстве и чести, Фостер обратился к богатому англо- и франкоязычному культурному наследию, ища в легендах и мифах свое вдохновение. В течение 1934 года Фостер практически жил в Историческом музее Чикаго и прочел несколько дюжин романов о средневековье.

Хэл сразу решил, что героем его стрипа будет рыцарь Круглого стола. Фостер сделал несколько десятков тысяч записей и скетчей: когда он закончил, биография «Принца Тула» уже была полностью им придумана.

Также Фостер сознательно решил пойти на компромисс и ввести в стрип анахронизмы. Он, например, рисовал рыцарей в нормандской броне, которая появилась несколько сотен лет спустя после создания артурианских легенд. «Если бы я рисовал Короля Артура согласно историческим записям, никто бы в это не поверил. Я не могу рисовать Артура бородатым, облаченным в медвежьи шкуры и  фрагменты римской брони, потому что это не тот образ, который закрепился за Артуром».

В 1936 году Фостеры переехали в Топеку, Канзас. Годом ранее Канзас накрыло «черное облако», удушающее людей и домашний скот, уничтожающее посевы. Температура в восточной области штата в 1936 году составляла 43 градуса, а в течение 59 дней был период, когда температура не опускалась ниже отметки в 35 градусов. Фостеры прибыли в Топеку в худший за всю историю метеонаблюдений год. В письме Мильтону Каниффу Фостер указывает главную причину переезда в Канзас – его желание сконцентрироваться на создании нового стрипа.

26Преданность Фостера своему творению была легендарной – в то время он мог рисовать по три страницы в неделю без отдыха и перерыва. Как только Фостер завершил питч нового проекта, он предложил его United Feature Syndicate. Бурджали отклонил его, совершив таким образом одну из величайших ошибок в истории комикс-публикации. Однако Хэл не был расстроен отказом. Уильям Рендольф Херст хотел, чтобы Фостер на него работал. Медиа-магнат пошел на беспрецедентный по тем временам шаг – он пообещал Хэлу полный контроль над производством стрипа и все права на его публикацию. Херст сам того не осознавая уже один раз потерял Фостера, отклонив предложение Нибе в 1928 году, и больше не намерен был повторять ошибку.

В течение 18 месяцев Хэл вел переписку с Джозефом Коннолли, президентом King Features Syndicate. Как только питч был готов, Коннолли отправил редактора комиксов Бредли Келли в Топеку определить качество стрипа. Келли был приятно удивлен тем, что Фостер сразу предложил ему двадцать шесть готовых воскресных выпусков стрипа – перед редактором лежали полтора первых сюжетных арка и готовый материал для шест месяцев публикации. Плюс, осмелюсь предположить, на мнение Келли могла повлиять знаменитая девятнадцатая страница Prince Valiant, демонстрирующая отход Фостера от прежней техники изображения. Именно  с нее и начинается тот самый Prince Valiant, любимый миллионами. До этого Хэл имитировал Tarzan с его небольшими панелями и строгой панельной сеткой. Но уже после первых нескольких стрипов Фостер отошел от уже знакомого стиля изложения, сосредоточившись на более крупных панелях, общей атмосфере грандиозного приключения, умопомрачительных панорамах и живых красках.

Келли был человеком компанейским и Фостера сразу полюбил. Хэл за бутылкой скотча обсудил с редактором свое предложение. Келли, будучи преисполненным энтузиазма, улетел в Нью-Йорк.

2

Следующим дом Фостеров посетил уже сам Коннолли. Как президент синдиката он был обязан поддержать Фостера перед тем, как его работу можно было продемонстрировать самому Херсту. Коннолли Фостеру не понравился. Президент синдиката был удовлетворен работой Фостера, но умудрился потерять предоставленные художником покрашенные копии арта. Коннолли вскоре написал письмо Фостеру, предлагая ему в очередной раз сделать копии с оригинального арта, раскрасить их и передать ему. С тех пор Фостер терпеть не мог своего начальника.

5 ноября Хэл получил телеграмму от Келли. В ней говорилось, что Prince Valiant обрел в лице синдиката новый дом, а Хэл гарантировал себе зарплату в 150$ в неделю. Прочитав телеграмму, Фостер отправился на рыбалку, взяв с собой ружье для охоты на белок. Художнику необходимо было поставить в известность United Features и сообщить синдикату, что он перестает работать над Tarzan.

В декабре 1936 Фостер ушел с должности автора стрипа Tarzan, сосредоточившись на производстве своего комикса. Изначально Хэл планировал назвать его Derek, Son of Thane, но это имя сразу отклонил Коннолли. Именно президент King Features отклонил и второе название стрипа, Prince Arn, придумав уже ставшее легендарным Prince Valiant.

27

Первый эпизод Prince Valiant in the Days of King Arthur был опубликован в восьми американских газетах 13 февраля 1937 года. Фостеру было на тот момент 44 года. Только год спустя состоится один из важнейших дебютов в истории жанра – Джерри Сигел и Джо Шустер впервые представят Супермена в первом выпуске Action Comics #1. Detective Comics #27 (первое появление Бэтмена, придуманного Биллом Фингером и Бобом Кейном) выйдет только в 1939. А The Spirit Уилла Айснера выйдет только в середине 1940 года.

Хэл поначалу не сильно любил название Prince Valiant, считая его слишком очевидным, но скоро так сильно проникся создаваемой им историей, что смирился с этим. Художник всегда работал, опережая график, и в 1936 году за внимание читателей боролись сразу два его стрипа. В течение двенадцати недель одновременно выходили завершающие страницы Tarzan (одни из лучших, созданных Фостером) и первые главы длящегося по сей день эпика Prince Valiant. Фостер дал синдикату три месяца на поиски художника, который бы заменил его. Секретарь Эдгара Райса Берроуза пожелал, чтобы автор, пришедший на смену Фостеру, «во всем копировал наработки» Хэла. Синдикат обратился за помощью к Берну Хогарту, который и продолжил создание воскресных выпусков Tarzan.

Романы о Тарзане Фостер не любил, но сам оставался большим поклонником литературы. Он черпал вдохновение из произведений Джеймса Кэбелла, Холдейна МакФолла и Эдварда Планкетта Дансейни.

«Я читаю… исторические романы – написанные Сесилией Говард, например, особенно хороши. Я предпочитаю исторические романы самой истории потому, что они могут быть менее верными, но дают возможность лучше понять (эпоху). Все, что я читаю, отображается в Prince Valiant».

После переезда в Топеку Хэл некоторое время не мог стабильно находить нужные исторические рефренсы для создания стрипа. Однако, ничто не могло смутить Фостера.

«В Топеке трудно, но ни в коем случае не невозможно найти информацию для моего стрипа о Вэле. В радиусе пятидесяти миль от меня находится два колледжа и университет, где можно почерпнуть необходимые мне знания, стоит только вооружиться ведром терпения и квартой скотча».

Безусловно, терпения у Фостера хватало. Он методично изучал самую разную информацию о средневековье от дизайнов оружия и брони до тактик осады древних замков, и все это немедленно использовал, создавая чарующие приключения принца Вэлианта.

44Фостер создал завораживающую мифологию, соединив вымысел с реальными историческими фактами. В его стрипе король Агур из Тула (ныне Норвегия) был свергнут с трона узурпатором Слигоном. Монарх был вынужден бежать со своей королевой и сыном, принцем Вэлиантом, в дикие земли Британии. Вэл в раннем возрасте потерял мать. Также будучи еще подростком молодой принц твердо решил стать рыцарем. Отправившись путешествовать, Вэл нашел волшебный меч Фламберг и с его помощью добился своего посвящения в рыцари самим королем Артуром! Вэл вскорости помог отцу вернуть себе трон. А затем он завоевал сердце Алеты, Королевы Туманных Островов, на которой потом и женился. Сюжет Prince Valiant был настолько масштабным, что герцог виндзорский Эдвард назвал стрип «величайшим вкладом в английскую литературу за последние сто лет».

Хэл был мастерским рассказчиком, и вскоре из стрипа пропали все фантастические и фэнтези элементы, а заменила их хорошая, качественная драма. Фостер говорил, что его герой стал настолько живым, что он воспринимал его не как персонажа стрипа, а как давнего знакомого. Хэл хотел, чтобы люди ассоциировали себя с неугомонным принцем, и, так уж получилось, что он создал одного из самых правдоподобных героев в жанре. Он был одним из первых авторов, показавших бракосочетание в комиксах, а Вэл стал первым героем, у которого были дети. «Когда Хэл женился в девятнадцать лет, редакторы в King сказали мне, что я совершил ошибку. Что герои никогда не обзаводятся семьей, иначе вся романтика из стрипа улетучится. Но теперь, когда принц обзавелся шаром и цепью, мне приходит больше писем от читателей, чем когда бы то ни было». Также Фостер был первым, кто показал рождение ребенка в приключенческих стрипах. Для него это был следующий логический шаг – показать Вэла достойным мужчиной. «В моем стрипе когда люди влюбляются, они создают семью и заводят детей», говорил Фостер. Когда художник впервые представил миру сына принца Вэлианта, это событие описали в новостных колонках, посвященных рождению малышей, все газеты в  стране. Prince Valiant быстро обрел легендарный статус, а его автор стал знаменитостью.

ГРАНДМАСТЕР

Без сомнения, Фостер оказал колоссальное влияние на становление комиксов. Его считают одним из важнейших авторов в жанре не только поклонники, но и критики. Так, лучший журнал, посвященный комикс-журналистике, The Comics Journal, назвал Фостера в числе трех наиболее влиятельных авторов, наравне с Алексом Реймондом и Мильтоном Каниффом. Этого же мнения придерживается и комикс-историк Пол Граветт, автор нескольких книг по истории комиксов.

И хотя Золотой Век комиксов настал бы и без Хэла Фостера, множество авторов признают выдающиеся способности художника. Джо Шустер, Боб Кейн, Шелли Молдофф и множество других художников находили вдохновение – и периодически перерисовывали из них отдельные удачные кадры – в воскресных стрипах Фостера. Даже великий Карл Баркс вседа держал в офисе работы Фостера, потому что считал, что только у Хэла правильно получается рисовать водную поверхность. Целые панели были перерисованы другими художниками; у стрипов Фостера заимствовали позы, композиционные решения, задники, выражения лиц. Перерисовка с уже существующего арта была распространена в то время – это было единственной возможностью для художника уложиться в дэдлайн. Множество авторов (большинство из которых были самоучками) использовали перерисовку в качестве некоей тренировки. У Фостера заимствовали арт и Боб Кейн для Batman,и Джо Шустер для Superman.

В конце шестидесятых годов Walt Disney productions обратились к Фостеру с просьбой одолжить все его оригинальные стрипы Tarzan. Студия Disney тогда занималась производством анимационного фильма «Книга Джунглей» и нуждалась в качественных референсах для отрисовки тех самых вынесенных в название джунглей. К сожалению, оригиналов страниц не оказалось ни у Фостера, ни у King Features, так что представитель компании обратился к Верну Кориллю. Тот занимался составлением портфолио Tarzan и, так уж получилось, как раз одолжил полную коллекцию воскресных стрипов у друга и коллекционера Робера Барретта. Корилль передал стрипы Disney и получил их обратно еще до того, как сообщил Барретту.

Продолжение следует…

Поделись Радостью