Специально для comicsource.ru Александр Удовиченко, ведущий блога NEAR THE WINDOW написал исчерпывающую биографию Хэла Фостера, легендарного канадского художника и сценариста, чьи работы повлияли на несколько поколений иллюстраторов и подняли планку детализированного и реалистичного рисунка до небывалых высот. Биография представлена в 3-х частях, каждая из которых будет публиковаться интервалом в неделю.


БЕРЕГА ГАЛИФАКСА

1

Доподлинно неизвестно как родители Хэла Фостера познакомились, однако 15 декабря 1885 года они поженились в церкви Англии, В Галифаксе, Канада. У Эдварда Фостера и Джанетт Фостер вскоре родились трое детей: Мэри (в сентябре 1886), Джеральд (в декабре 1888) и Гарольд ( 16 августа 1892 года).  6 июня 1890 года Мэри в возрасте трех лет умерла от дифтерии и была похоронена на кладбищенской делянке земли, принадлежащей Фостерам. Все три ребенка носили среднее имя Рудольф. Еще на заре карьеры в написание имени Хэла Фостера вкралась ошибка, вследствие чего его среднее имя везде и всегда писалось как Рудольф (Rudolph), а не Рудольф (Rudolf). Шестьдесят последующих лет во всех статьях, где упоминалось его полное имя, оно было написано неверно.

Фостеры жили в доме на Лоуэр Уотер Стритв Галифаксе. Дом принадлежал семейству Стивенс (девичье имя Джанетт Фостер)  свыше ста лет, и в нем была рождена еще прапрабабушка матери Хэла. Дом был расположен около гавани Галифакса, а с его крыльца открывался удивительный вид на галифакский порт с его колышущимися на зеленоватой воде морскими судами, снующими проворными рабочими и отражающимися в океане громадами облаков. Семья Фостеров имела определённый вес в обществе.

В 1896 году, в возрасте сорока пяти лет, Эдвард Фостер умер от болезни Брайта, что в то время могло значить любую болезнь, связанную с воспалением почек. Он передал право управлять семейной лавкой Джанетт. Примерно в этот период Хэл уже демонстрировал зачатки своего таланта, проявив интерес к рисованию. Хэл и Джеральд часто рисовали заходящие в гавань суда, маяк на берегу, птиц, подводных существ и огромных крабов, криво выбирающихся на берег и хватающих ничего не подозревающих зевак за ноги. Темой ранних набросков Хэла была фантастика, но в них всегда присутствовало море – элемент, неразрывно связанный с его поздними произведениями. С раннего детства гавань была его домом.

2

Море было у младшего Фостера в крови. Уже в семь лет он  плавал на четырехметровой доске вдоль берега гавани, управляя самодельным веслом. Однажды, в 1899 году Фостер не сумел точно оценить силу прилива, и его вместе с его «судном» унесло прямо под швартующийся в порту торговый корабль. Хэл остался цел и невредим, и даже не был наказан за шалость, хотя его мать и бабушка в это самое время наблюдали за ним с крыльца дома. Мать Хэла, указывая на крошечную фигурку сына, тогда еще спросила «Посмотри на маленького мальчика на плоту. Думаешь, его родители разрешают ему это делать?». Бабушка Фостера взяла бинокль, и увидела, что мальчиком был ее внук, однако, ни словом не обмолвилась с Джаннетт об этом.

В десять лет Хэл уже плавал на пятнадцатиметровой лодке по Атлантическому океану. Его никогда не беспокоила морская болезнь. Скорее, как говорил сам художник «это море начало тошнить от Фостера».

Джаннетт Фостер повторно вышла замуж в апреле 1903 года. Приемным отцом Хэла стал Джозеф Кокс. В 1904 году семейство Фостеров пополнилось Джозефом Рудольфом Коксом. Отцу Хэла было доверено вести семейный бизнес, управляя магазином, считающимся единственным стабильным источником дохода. Однако, Коксу не хватало деловых качеств чтобы вести бизнес. Он был первым, кто привез на Восточное Побережье бермудские луковички, но хотя продукт оказался сенсационно популярным, отец Фостера так и не совершил ни одной удачной сделки.  В течение двух лет финансы Фостеров исчерпались, и Коксу пришлось искать иные способы содержать семью.

ОБУЧАЯСЬ РЕМЕСЛУ

3

Джозеф Кокс решил перевезти семью в Виннипег, штат Манитоба в 1905 году после того, как его бизнес обанкротился. Хэл был вынужден прекратить обучение в школе, завершив таким образом свое образование. В тринадцать лет Хэл с матерью и братьями провел всю зиму в отеле в Элмсдейле, ожидая переезда.

Кокс привил двум старшим сыновьям любовь к путешествиям, ночевкам под открытым небом и природе, научив их ловить рыбу и охотиться. Утомленные ожиданием переезда, Хэл и Джеральд много времени посвящали охоте на кроликов, тем самым поддерживая семью. Тринадцатилетний Фостер быстро наловчился сдавать кролей и пойманную рыбу в торговые лавки, меняя их на нужные товары и крепкий сидр.

Переезд Фостеров из Галифакса был сопряжен с трудностями, но, вполне возможно, спас им жизнь. 6 декабря 1917 года французский военный корабль СС Мон Блан столкнулся с норвежским пароходом СС Имо неподалеку от галифакской гавани. Мон Блан был снаряжен 2300 тоннами тринитофенола, 200 тоннами взрывчатки, 300 единицами амуниции, 10 тоннами пушечной ваты, и 35 тоннами высокооктанового топлива в бочках. В результате столкновения высеченные искры подожгли топливо, которое разлилось по всей палубе корабля. Команда немедленно покинула судно, но прилив вынес пылающий корабль к самому пирсу в северной части Галифакса, где Мон Блан и взорвался.

«Взрыв в Галифаксе» считался крупнейшим в истории еще несколько десятков лет – мощность его превзошла только атомная бомба, сброшенная в 1945 году на Хиросиму. Взрыв уничтожил северную часть Галифакса, убив 2000 человек и ранив 9000, оставив около 6000 человек без крова. Шоковая волна от взрыва докатилась до Сиднея. Чугунная пушка с Мон Блана пролетела три мили, приземлившись в озере Альборо, а якорь корабля, весивший полтонны, пролетел по воздуху две мили, шлепнувшись в океан.

12 февраля 1906 года умерла прабабушка Фостера, Кэтрин Рудольф, тем самым оборвав связь семьи с Галифаксом. Кокс вскоре собрал семью и отправился на запад в Монреаль, где семья недолго жила в доме одного из знакомых.

Приехав в Виннипег, Хэл обнаружил, что его акцент и манеры сильно раздражают местную шпану. Вытерпев пару избиений, Фостер начал изучать бокс в одной из местных гимназий. Когда Хэлу исполнилось восемнадцать лет, он провел свой первый профессиональный боксерский поединок, по завершении которого навсегда распрощался с этим конкретным спортом.

4

Хэл – четвертый справа.

О своей карьере спортсмена Фостер отзывается как о «посредственной», но спорт как таковой он любил. Он любил играть в лакросс, хоккей и рэгби, и считался превосходным бейсболистом. Шесть лет Хэл посвящал спорту в Виннипеге, пока, наконец, в 1912 году несчастный случай не положил конец его увлечению. Как-то раз Фостер столкнулся с подвыпившим индейцем из племени Манитоба, который, почувствовав себя обиженным, выстрелил в Хэла из дробовика. От смерти Фостера спас только случай: дробь попала ему в бедро, а сам Хэл сумел каким-то образом выстрелить в индейца в ответ, ранив того. И хотя Фостер никогда не считал себя выдающимся спортсменом, его любовь к спорту позволила ему впоследствии изображать боевые сцены в его стрипах и реалистично, и с солидной порцией динамизма.

10 сентября 1908 года был рожден Джозеф Перси Кокс, еще один брат Фостера. Появление на свет младенца еще более усугубило и без того тяжелое финансовое положение семьи. Хэл пытался закончить обучение в школе в Виннипеге, но как только семья начала голодать, он бросил учебу и попытался устроиться на работу. Параллельно он начал посещать библиотеку Виннипега имени Карнеги, занимаясь самообразованием.

Хэл подрабатывал, разнося газеты, и пусть много денег это занятие ему не принесло, Фостер умудрился накопить достаточно, чтобы поступить в бизнес-школу, где он обучился стенографии и машинописи. Фостер устроился на работу секретарем в один из банков, но так и не мог смириться с атмосферой и нравами учреждения. Скучная работа раздражала и подавляла Хэла, не позволяя ему вдоволь охотиться и рыбачить. Однажды друг сказал ему, что небывалое количество уток обсело топи неподалеку, и Хэл, бросив работу, отправился охотиться. Фостер, будучи отменным охотником, настрелял столько уток, что его семья могла питаться ими целый месяц. Однако, когда восемнадцатилетний Фостер после трех дней отлучки вернулся на работу, его начальник встретил юношу без особого энтузиазма. «Ты, похоже, думаешь, что охота на уток важнее бизнеса», сказал он. Фостер просто и коротко ответил «Да», чем и завершил свою деловую карьеру.

Художниками, наиболее повлиявшими на стиль Хэла Фостера, были Эдвин Остин Эбби, Говард Пайл, Артур Рэкхем, Максфилд Пэрриш, Джеймс Монтгомери Флэгг, Ньюэлл Конверс Уайетт и, конечно, Джозеф Лейендекер. Хэл начал уделять много времени рисованию, когда ему исполнилось шестнадцать, но семья не могла позволить себе дополнительные расходы, поэтому, изучая анатомию, Фостер часто раздевался догола и, смотря в расколотое зеркало, делал наброски с натуры. Тогда же он научился рисовать быстро, потому что температура в комнате часто достигала 10 градусов. Вскоре Фостер начал принимать участие в локальных художественных соревнованиях, часто выигрывая их.

5

Это фото, возможно, было сделано когда Хэл работал в Хадсон Бэй Компани.

6В 1910 году Фостер устроился на работу в Хадсон Бэй Компани клерком, зарабатывая 17,5$ в неделю. Позже он был нанят в качестве художника для каталога, рассылаемого по почте. Хэлу тогда приходилось рисовать женское белье с кучей застежек и петелек, причем рисовать точно, ведь если рисунок отличался от настоящего продукта, белье немедленно возвращали недовольные покупательницы. Так Фостер учился рисовать все, соблюдая пропорции – навык, оказавшийся бесценным при работе над историческими стрипами. Фостер работал клерком вплоть до 1913 года, когда в Канаде начала набирать обороты предвоенная депрессия.

В 1914 году умение Фостера рисовать ночнушки обеспечило ему должность в Бридженс Лимитед – более крупной фирме. Бридженс издавали каталоги белья, для которых Фостер и создавал иллюстрации. Каталоги выпускались дважды в год, поэтому работа была сезонной, но Хэл много работал в неурочное время, часто засиживаясь в студии до темноты.

В студии от художников ожидали достоверного изображения всех незначительных деталей белья – складок, пропорций, кружев и прочего. Начальник Фостера поощрял креативную атмосферу, сложившуюся в студии, и стремился развивать таланты каждого из подконтрольных ему художников. Работа Фостера была монотонной, но она позволила ему отточить свои навыки иллюстратора.

Вместе с Хэлом в студии работали другие художники, которые впоследствии стали известными. Хэл делил пространство студии с Чарльзом Комфортом, например, или Чарли Торсоном (ответственным за создание образа Баггза Банни). Там же в студии Хэл познакомился с Эриком Бергманом, ставшим его другом на всю жизнь.

Когда в 1914 году был сдан очередной каталог, Хэл и Эрик начали путешествовать по Канаде на каноэ, промышляя охотой и рыбалкой. Бергман разделял страсть Фостера к приключениям и путешествиям, поэтому друзья вскоре отправились в двухнедельный вояж по канадским просторам. Дружба Фостера и Бергмана длилась вплоть до смерти последнего от обширного инфаркта в феврале 1958 года.

7

Хэл и Эрик.

Жизнь Фостера и Эрика в 1914 году изменило еще одно событие – прибытие в Виннипег английского художника Александра Масгроува. Тот быстро стал главой художественной школы и основал школьный скетч-клуб. И Эрик, и Хэл вскоре познакомились с художником и сделались его учениками.

Фостер никогда не упоминал школу искусств Виннипега в интервью или корреспонденции, но его и Бергмана имя было включено в расписание школы в 1917 году. Работа на Бридженс помогла Фостеру изучить планирование рисунков, изображение вещей в пропорциях, развить наблюдательность и как следует развила его память. Впоследствии Фостер в основу своего стиля положит именно те навыки, которые он почерпнул на нудной, скучной и плохо оплачиваемой работе.

КОМПАНЬОНЫ

Приключения Фостера с Эриком Бегманом были запечатлены обоими художниками. Бергман на протяжении путешествия вел журнал, а Хэл нарисовал несколько десятков скетчей, отражающих насколько опасным и трудным был их путь. Приведенные ниже скетчи принадлежат перу Фостера, а цитаты взяты из дневника Эрика Бергмана.

Эрик Бергман также стал профессиональным художником и иллюстратором, как и его друг Хэл. Арт Бергмана демонстрировался во многих галереях по всему миру.

ХЕЛЕН ПРЕКРАСНАЯ

13Весной 1915 года Хелен Уэллс была приглашена своим кавалером на танцы в Виннипег Каноэ Клаб. Там она познакомилась и влюбилась в Гарольда Фостера. Фостер полюбил Хелен с первого взгляда – она стояла на противоположном конце зала, наряженная в белое платье, светловолосая и стройная.  Как вспоминает Хелен, «никто из нас не понимал, что говорит другой, поэтому мы просто смеялись и полюбили друг друга».

Фостеру несказанно повезло с выбором спутницы жизни. Он прожил с Хелен шестьдесят семь лет, и страсть, вспыхнувшая между ними, не угасла до самой смерти Хэла в 1982 году.

Однажды, уже после их первой встречи, Хэл пригласил Хелен на ужин в Гранж Отель. У Фостера было с собой всего пять долларов, но на них они заказали несколько коктейлей, съели по стейку, оставили чаевые официанту. Той ночью Хэл предложил Хелен выйти за него замуж и она согласилась. 28 августа 1915 года они поженились. Их «медовый месяц» состоял из трехдневного путешествия на каноэ по не нанесенным на карту озерам, которые до этого ни одна белая женщина не видела.

«Я вела скрытное существование, но после того, как я вышла замуж за Хэла, жизнь моя стала напоминать калейдоскоп из цветов, мест и событий, каждое из которых было ярче, чем предыдущее», писала Хелен.

Вместе супруги много путешествовали, наслаждаясь природой и друг другом. Хэл позволял жене нести более легкую провизию и фотокамеру, а сам тащил каноэ, палатку и прочий скарб.

Жили Фостеры на Балморал Стрит в небольшом, но уютном домике. 29 апреля 1916 годы в их семье случилось пополнение – был рожден Эдвард Лэшер Фостер второй. Уже три месяца спустя Фостеры стали брать малыша с собой в путешествия по рекам, накрывая его переносную колыбель москитной сеткой.

14

Когда Хэл не работал на Бригдженс, пара занималась проведением охотничьих экскурсий в Онтарио и Манитобе. В 1917 году они нашли золотоносную «миллионную жилу» в реке Райс и начали разрабатывать ее. Хэл обнаружил, что в залежах кварца в жиле было ненормально большое количество золота, сулившего большую прибыль.

Первая Мировая война завершилась в 1918 году, а уже в 1919 в Манитобе прошла крупнейшая в истории страны забастовка, длившаяся около месяца, последствия которой ощутил на себе каждый житель штата. Все рабочие, от молочников до банкиров, бастовали. Не работали службы доставки товаров. Трамваи не ходили, не работала почта и телеграф. Даже полицейские отказывались выходить на работу! Гражданами образовывались добровольческие патрульные отряды, следящие за порядком.

17 июня организаторы забастовки были арестованы, им было предъявлено обвинение в заговоре. А потом настала «Кровавая Суббота». 21 июня, в субботу тысячи бастующих собрались на рыночной площади в Виннипеге, протестуя против арестов. Мэр распорядился разогнать бунтарей, и силами полиции это удалось сделать. Протестующих избивали бейсбольными битами, в результате чего двое человек погибли, а тридцать были покалечены. Под конец дня федеральные войска уже патрулировали улицы с автоматами. Забастовка официально завершилась 26 июня.

18

Посреди всего этого хаоса родился второй ребенок Фостеров – Артур Джеймс Фостер. Он был рожден 6 июня. В течение недели после рождения сына у Хелен выпали все волосы. Спустя несколько месяцев они вновь отросли, но теперь были темными и вьющимися. Несмотря на то, что шевелюра Хелен была темной до того момента как ее тронула седина, Хэл всегда называл ее «блондинкой».

Необходимость обеспечить двое детей подтолкнула Хэла к поиску новой работы. В Манитобе после забастовки вакансий для иллюстратора оставалось мало, а количество их сокращалось с каждым днем. В Бригденс Фостер добился повышения, и теперь рисовал уже мужские аксессуары. Он достиг своего максимума как иллюстратор одежки и жаждал покорения новых карьерных высот.

ПУТЕШЕСТВИЕ ДЛИНОЙ В ТЫСЯЧУ МИЛЬ

19

Фостер и его коллеги по работе в Бридженс

Фрилансерам в поствоенном Виннипеге жилось плохо. В 28 лет Хэл Фостер, не имея карьерных перспектив, решил всерьез заняться изучением перспективного ремесла художника. В то время, если Хадсон Бэй и Бригденс требовался специальный художник с определенным набором умений, его, как правило, вызывали из Торонто или Чикаго. Платили этим художникам необычайно много. Хэлу показалось, что ради возможности стать профессиональным иллюстратором ему стоило покинуть Виннипег. Хелен поддержала его решение, сказав: «Гарольд, у тебя есть навыки, но ты должен отправиться туда, где у тебя будет возможность получить образование».

Денег для переезда у Фостеров не было. Хелен не удалось наскрести даже на один билет на поезд. Поскольку Чикаго был ближайшим к ним городом, Фостер  определил его как свой пункт назначения. Хэл решил отправиться в путешествие на велосипеде, попутно уговорив своего друга, Сидни Меткалфа, составить ему компанию. Расстояние между Виннипегом и Чикаго составляло тысячу миль. 16 августа 1919 года, привязав пожитки к велосипеду, двое мужчин отправились в путь.

«Между городами не были и мили мощеной дороги», вспоминал позже Меткалф. «Путешествие было настолько трудным, что Хэл однажды сломал обод колеса, а в другой раз основание одной из педалей». Каждый день мужчины проезжали по сто миль (160 километров), после чего ночевали, отсыпаясь в стогах сена или амбарах. «Худшим препятствием были злые псы», вспоминал Фостер. «В итоге мы наловчились выбивать все зубы у фермерских псов с одного удара».

В пути их застал ураган, и они сэкономили пару дней, подъехав на перевозившим молоко поезде. Когда они въехали в Иллиноис, банда отщепенцев приняла их за бойскаутов и едва не сделала город Вокеган конечным этапом их путешествия. Мужчинам потребовалось четырнадцать дней на преодоление заветной тысячи миль, но уже 28 августа они прибыли в Чикаго. Тем же утром Хелен получила телеграмму от мужа «Нужна помощь – вышли дополнительные средства». Как оказалось, их ограбили.

Как объяснил Фостер, они с Меткалфом остановились в YMCA и решили принять душ. Оба оставили ключи и деньги в дождевиках, а в то время пока они мылись, кто-то украл все их вещи. К счастью, Хелен сумела найти немного денег и тем же днем выслала их в Чикаго.

Фостер и Меткалф посетили Чикагский музей искусств и «чикагские студии, проверяя, какая работа пользовалась спросом». Недостатка в работе не было, но существование в Чикаго дешевым не было. После нескольких дней поисков компаньоны отправились обратно в Виннипег.

20

Хэл и Сид Меткалф в Чикаго.

Хэл никогда так и не оформил бумаги на золотоносную жилу, поэтому в 1920 году ее у него отобрали. Фостер в это время посвятил всего себя одной цели – накопить денег на переезд в Чикаго – и работал туристическим проводником весь год, едва не сорвав себе спину. Но усилия его окупились.

В 1921 году Фостер переехал в Чикаго и устроился на работу в компанию Jahn and Ollier Engraving. Сразу же после переезда Фостер начал посещать вечерние занятия в Чикагском институте искусств. Хелен с детьми переехала в Топеку к матери, ожидая, пока муж накопит денег на переезд всей семье. Фостер чередовал вечерние классы с посещением курсов в Национальной академии дизайна и Чикагском институте высоких искусств. «Я сравнивал работу других людей со своей. А потом шел в школу, и узнавал то, о чем ничего не знал». Несколько лет спустя Хелен и мальчики окончательно переехали в Чикаго к Хэлу, и вся семья поселилась в пригороде Эванстона.

Фостер в итоге был нанят престижным агентством Паленски-Янг, где он работал над созданием рекламных постеров, обложек и плакатов. Общительный и энергичный, Фостер мигом завел знакомство с коллегами: Чарльзом Армостронгом, Полом Пролем, Уильямом Юхром. Армстронг разделал страсть Хэла к рыбалке, и познакомил того с трудами фэнтези-писателей.

Все в Паленкси-Янг были чрезвычайно способными художниками. Юхр, например, иллюстрировал газетный стрип Tarzan после того, как создание его прекратил Рекс Марстон. Армстронг считался уважаемым мастером каллиграфии, и, возможно, был леттерером воскресных выпусков Tarzan. А позже и сам Хэл нанял его для работы над Prince Valiant. Армстронг вскоре переехал в Нью-Йорк, где и открыл на Мэдисон-авеню свою фирму.

Продолжение следует…

Поделись Радостью
  • Да уж, вот это, что называется, жизнь бьёт ключом!
    Спасибо, крайне любопытно и познавательно.

    Правильно ли я понял, что Фостер с другом съездили в Чикаго на велосипедах с кучей приключений, получается, ни за чем – посмотреть город на пару дней?

    • Гранько Максим

      Спасибо за отзыв! Рады, что Вам понравилось! Что касается Вашего вопроса, то вот ответ Александра – “Конечной целью путешествия Фостера было глянуть, есть ли в Чикаго перспективы для карьерного роста. Когда он увидел, что студий в городе было много, а вот проживание в Чикаго было достаточно дорогим – поехал обратно”.