Интервью: Джон Аркуди

Совместными усилиями мы взяли интервью у Джона Аркуди, в России (как и везде) наиболее известного как автора The Mask и BPRD.

Особые благодарности хочется высказать Адаму Сагову за, собственно, идею и реализацию, а также Станиславу Шаргородскому за помощь в подготовке вопросов.


Джон Аркуди

Здравствуйте, Джон. Спасибо, что согласились дать нам это интервью, это много для нас значит.

Ваш уход с BPRD стал большим сюрпризом, как для рядовых читателей, так и для Майка (Миньолы) со Скоттом (Элли). Отразилось ли это на финале второго цикла или же удалось реализовать запланированный раннее сценарий полностью?

Не отразилось, именно на этом этапе я и хотел покинуть проект. Я понял, что мне больше нечего привносить в этих персонажей и их истории.

Возможно, остались какие либо линии или персонажи, с которыми вы бы хотели продолжить работу? В воздухе так и витает неразрешенность с Паньей.

Панья мертва; мне кажется, что после такого, я едва ли смог бы продолжить ее историю. Захочет ли Майк вернуть ее и Кейт, – это уже его дело.

Персонажи и их развитие всегда были одним из лучших компонентов серии и, как житель Росcии, я не могу не высказать восхищение от проделанной вами работы над Иосифом и SSS. Нам известна любовь Майка к изучению фольклора разных стран с целью аутентичного изображения похождений Хеллбоя. Расскажите, насколько подробно вы изучали нашу культуру и архетипы русских персонажей?

Я всегда находил русскую культуру увлекательной, но, если честно, не по части фольклора. Он тоже отличный, но это больше сфера Майка. Гагарин и советская эпоха, вот на чем я всегда фокусировался. Это было естественным ростом моих интересов, – исследование того, что там происходит, как бы выглядел русский аналог BPRD и т.д. В данном случае Иосиф как раз служит отличным примером.

Кстати о персонажах BPRD, – многих давно волнует вопрос о том, кто же все-таки является вашим любимым детищем – Ничайко или Даймио? И вообще, чем вы больше всего гордитесь в своей работе над этой вселенной?

Я бы не сказал, что у меня есть любимчики. Я люблю их обоих и каждый из них выполнял свою роль в повествовании. Убийство любого из них не было мне по душе, но, если быть честным, мне была ненавистна мысль о том, что кто-то другой будет их писать. The Long Death, возможно, является моим любимым арком на BPRD, но есть и много других вещей, которые мне безмерно нравилось делать с этим комиксом в течение 12 лет моей работы над ним. Множество!

Взялись ли бы Вы за производство сериала по BPRD, предложи Вам кто-нибудь такое? Ждете ли вы новый фильм про Хеллбоя?

Если честно, я никогда не думаю о таких вещах.

Вернемся к комиксам. Огромный вклад в придание серии уникальности и шарма вносили выбранные для изображения той или иной истории художники. За те несколько лет, что длился Ад на земле, после ухода Гая Дэвиса вам удалось привлечь к работе целую плеяду талантливых художников. И с одним из них впоследствии вы создали свой независимый комикс Рамбл. Не было ли желания поработать с кем-нибудь еще из старой команды?

Я невероятно счастлив тому, каких художников мне удалось привлечь к работе над серией (BPRD), и, собственно, с кем мне довелось в итоге поработать. Каждый из них привносил нечто иное (вкупе с радостью от новых встреч и обретением отличных друзей), а стремление писать истории подстать их отличному рисунку, помогало мне не расслабляться и делать мои лучшие (надеюсь) работы.

Когда серия (рамбл) только дебютировала, Вы обмолвились, что история на тот момент была расписана на 2-3 сюжетных арка. За время перерыва в публикации лично я смирился с мыслью, что продолжение серии мы можем так и не увидеть. Не было ли искушения оставить 15й номер финалом комикса? Успели ли Вы за прошедший год проработать сценарий «новой» серии/тома целиком?

Никакого искушения не было. Я четко представлял себе этот длинный арк изначально и выполнение данного плана всегда было моей целью. Конечно, если бы я не смог заполучить Дэвида Рубина в команду, я бы не был уверен в продолжении. Он действительно был единственным художником из всех кого я мог вспомнить, который осилил бы создание этой безумной солянки, столь необходимой комиксу. Джеймс (Харрен) с этим справился, но и у Дэвида есть свой стиль, он очень талантлив! Не могу представить себе работу над этой серией ни с кем другим.

Сильно ли изменился креативный процесс с приходом Дэвида Рубина? Я вот заметил, что у Ратрага меч прибавил в длине. Готовиться ли к дальнейшим шокирующим изменениям в дизайне персонажей?

Дэвид является соавтором комикса. Я стараюсь писать наилучшие сценарии, – это ВСЕГДА является частью моего креативного процесса, – и затем, я работаю с ним над созданием наилучшего рисунка. Как только мы освоимся, я бы хотел больше посвятить Дэвида в дальнейшие сюжетные детали, а пока я прорабатываю основу и стараюсь вписываться в сроки.

Иллюстрации Дэвида Рубина (слева) и Джеймса Харрена (справа)

Вы начали свой путь в комиксах, в том числе, и с работы над серией Конана-Варвара. После образ немногословного и брутального мечника перекочевал в BPRD в лице персонажа Говардса. Вот и в Rumble мы имеем схожий архетип. Череда ли это случайностей, или вы испытываете симпатию к подобным персонажам?

Совпадение, более или менее. Ратраг зародился в моей голове много лет назад, как некая сатира на архетип Конана. Сделать его слабым, например, казалось мне плодотворной идей. Таковой она и стала. Что касается Говардса, то он – создание Майка и Скотта. Я работал над Говардсом, но не имел никакого отношения к его созданию. Писать его было весело, разумеется.

Покуда речь зашла о ваших персонажах: наши подписчики особенно интересуются текущим статусом франшизы “Маска”. Ждать ли нам новые фильмы/сериалы, комиксы или хотя бы их современные переиздания?

На этот вопрос ответить сможет лишь Dark Horse comics.

Спасибо Вам за уделенное время, Джон. Команда нашего сайта желает вам творческих успехов и еще больше удивительных проектов!

Поделись Радостью